Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ia

Экспорт Хаоса

Вазген Авагян
Экономист, советник нескольких правительств Армении, руководитель инновационной лаборатории «Энерго-Прогресс».
d68f7
Нужно решительно противостоять попыткам беднейших и «конченных» стран импортировать свой хаос. А самый первый инструмент ИМПОРТА ХАОСА – это приток инородных мигрантов!
Это только кажется, будто трудовой мигрант (совершенно отдельная статья – политические беженцы, к ним мои рассуждения не относятся, да их и немного) – едет в богатую страну по доброй воле. На самом деле – трудового мигранта буквально силком выталкивает его народ, который не хочет и не может его содержать!
Чтобы понять механизм, я раскрою два термина, хорошо знакомых специалистам, но редко мелькающих (к сожалению) в массовой публицистике:
1. Территориальная извлекаемость.
2. Гражданская делимость.
Это две важнейших составных части экономического и социального процесса. Территориальная извлекаемость – плавающая величина, которая, в конкретный момент времени, однако, всегда определенна. Сколько материальных благ из имеющейся территории можно извлечь сегодня и сейчас?
Понятно, что вчера их было меньше (или больше) чем сегодня, и завтра тоже покажет другой результат. Но сегодня, сейчас, из территории извлекается вполне определенное, ограниченное количество материальных благ.
Эти блага и делятся на граждан страны. Борьба за долю в этом делении – есть социальная борьба: почему из 100 рублей, извлеченных с территории, мне дают только рубль, а соседу пять? Неужели он в пять раз лучше меня? А он доказывает – да, мол, лучше, и даже шестой рубль заслуживаю… Это и есть социальная борьба. Не верьте тем, кто утверждает: материальные блага – только «продукт труда».
«Продукт с участием труда», возможно (далеко не во всех случаях) – но никак не продукт труда. Труд – действие приложимое к ресурсам территории, к дарам природы и бессмысленное без них. Кому нужен труд и умение рыбака, если нет водоемов или кончилась в них рыба? Кому нужен труд и мастерство строителя – если нет земли под застройку?
Кому нужны «высокие технологии», если рыбаки и строители нищи, и не могут их купить из-за отсутствия водоемов и участков под застройку?
(Может показаться что производство програмного обеспечения или электроники на экспорт опровергает эту концепцию. Нет. Производителям програмного обеспечения нужно где то жить и обеспечивать свои потребности. Да у них есть деньги на оплату материальных благ, но что толку если их не защищает армия и полиция. Если каждый следующий пожизненный президент может отобрать их имущество и посадить в тюрьму. Нужна следоватеьно своя национальная территориия и правительство на действие которого они могут влиять. Наглядный пример Белоруссия, из которой хай тех толи уже разбежался то ли продолжает разбегаться0 М.Н.)
Именно этот феномен экономики – ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ИЗВЛЕКАЕМОСТЬ – заставлял народы тысячелетиями сражаться за родную землю, за удержание и расширение территорий своей страны. А вы что думали? Патриотизм не имеет экономической основы? Ещё как имеет!
Владеющий территорией – может извлекать блага, если умный, или не извлекать, если дурак – у него есть выбор. Тот, кто не владеет (прямо или опосредованно через деньги, оцифрованный процент с территориального капитала) территорией – не имеет выбора, умен он или глуп. Ничто, кроме территорий (в смысле власти над их ресурсами) реальной ценности в экономической и политической жизни не имеет.
Территория – это реальный капитал, пользование которым выражается в деньгах или как-то иначе.
Деньги без власти над территорией теряют всякий смысл и становятся интересны только для нумизматов. Всякая ценность в экономической и политической жизни – это сублимат и/или паллиатив территориального владения.
Экономика – это территориальная извлекаемость и гражданская делимость: извлечь побольше, и разделить между гражданами, двуединая задача народа и правительства любой страны.
Куда залезает в этой схеме т.н. «трудовой» мигрант? Он залезает в сферу «гражданской делимости», т.е. претендует на извлеченный с территории капитал в качестве дополнительного потребителя.
При этом «трудовой» мигрант эксплуатирует чужую, а не свою родную территорию. Свою он по каким-то причинам бросил!
Государство реципиент, народ реципиент кормит мигранта из собственной ГРАЖДАНСКОЙ ДЕЛИМОСТИ, при этом не получая никаких прав на его землю, на её территориальную извлекаемость.
Там, якобы, суверенное государство!
Государство, которое не может и не хочет само кормить своих граждан, которое перекидывает своих детей через забор – но при этом заявляет о своем сувер-р-ринитете – знаете, на что это похоже?
Если бы вся моя семья ходила столоваться к соседу, но при этом мы запрещали бы соседу заходить к нам в квартиру! Ты, соседушка, корми моих детей, но учти: я от тебя независим, и тебе не подчиняюсь!
НО! Тогда и корми своих детей сам! Чего ты их ко мне подсылаешь обедать?! Я на своих детей стол накрываю, из-за твоих оглоедов мои меньше порции получают!
Народ который не умеет себя прокормить и посылает своих граждан в другую страну, должен бы был не играть в суверенитет и независимость, а учиться, учиться и еще раз учиться!
Суверенность государства, из которого хлещет поток мигрантов – вызывает большие вопросы.
Почему я утверждаю, что миграция – это ввоз хаоса в страну?
Потому что за трудовой миграцией стоят нерешенные в чужой стране проблемы, которые втаскиваются в принимающую страну вместе с мигрантом. Это и бедность, и привычка к бесправию, и криминальность, и дикость нравов, и примитивизм образования, и т.п. С того момента, как трудовой мигрант пересек границу – эти проблемы свалены на чужие плечи!
Это как если бы я, вместо того, чтобы изыскивать средства кормить своих детей, посылал бы их по соседям в поисках обедов! Каждая семья, готовя ужин, рассчитывает на определенное количество персон.
И каждая страна, готовя экономику, рассчитывает на определенное количество граждан. Граждане не только обслуживают национальную экономику, но и ОБСЛУЖИВАЮТСЯ ею. Это и есть феномен ЭТНО-РЕНТЫ – инфраструктурной доплаты за труд согражданам.
По причине этой доплаты в каждой стране совершенно одинаковый труд стоит совершенно разных денег. Если делать ключи во Вьетнаме – этому одна цена. А если делать точно такие же ключи, на точно таком же оборудовании, из точно такого же металла, и т.п., но в Израиле, цена в десять раз больше!
Таким образом, этнорента производителя ключей в 10 раз больше, чем оплата его труда!
Причин такого состояния дел много, но если их все сложить вместе – мы поймем, что в Израиле территориальная извлекаемость во много раз выше! При столкновении двух миров происходит ВЫРАВНИВАНИЕ БАЛАНСА: оплата труда мигранта становится выше, чем у него на родине, но оплата труда гражданина принимающей страны – ниже.
Говоря понятным, обывательским языком, дешёвые мигранты портят нравы работодателей, делают их социально-безответственными. При этом мигрант на грязной работе не просто заменяет гражданина. Он заменяет нравы и стандарты в отношении к труду, делает ненужными капиталовложения, препятствует прогрессу!
Мы должны понимать неразделимость человека и его родной земли, как мы понимаем неразделимость ребенка и его родной семьи.
Нужно различать естественное, человеческое, гуманное сочувствие к чужому горю – и принудительное втаскивание чужого горя в собственную семью (Как это происходит ныне в Европе и США).
Если кто болен чумой или холерой – вовсе не обязательно из солидарности с ним заразиться той же болезнью. Мы можем помочь чужим детям – да, но только тогда, когда свои будут всем обеспечены и на своих никак не отразятся болячки чужих.
Ia

Гены неравенства

Александр Гольбин | Гены неравенства



Если вы верите в Бога или Судьбу, просите их, кроме здоровья, встреч с необыкновенными людьми. Их теперь не так уж много. Многие из них закрылись и скрылись под давлением неистовых либералов, разрушающих всё и терроризирующих всех во имя «равенства» и «равноправия», демагогической «корректности» и общественной морали на уровне общественного туалета. Встречи с необыкновенными людьми –это прикосновения к необычным судьбам. Это дар, приносящий богатство новых впечатлений и удивление неожиданным талантам. Это череда старых и новых запоминающихся встреч, причастности к чему-то большому и, нередко, к многолетней дружбе.
Мне повезло видеть и дружить с необыкновенными, в прямом смысле, людьми. Мой большой друг, энциклопедист Марк Зальцберг (Марк Зальц) – физик, инженер, изобретатель, много лет проработавший в системах НАСА и Хьюстонского университета, музыковед и публицист, – написал прекрасную статью о том, к чему приводит стремление к «равенству». Он пишет, что «происходящее в Америке движение за признание всеобщего равенства всех рас, народов и всех людей очень напоминает аналогичное начало Российской Революции, а, если копнуть глубже, то и Французская Революция началась с того же лозунга «Свобода, равенство, братство». Марк Зальц цитирует Шаляпина: «Свобода» превратилась в тиранию, «братство» – в гражданскую войну, а «равенство» привело к принижению всякого, кто смеет поднять голову выше уровня болота. (Фёдор Шаляпин. «Маска и душа»)».
Требование «равенства»… всегда переходит в требование равенства людей во всём, – пишет Марк Зальц, – в талантах, в равной оплате труда, и так далее.Раздумывая над его статьей, я вспомнил об истории, связанной с другим необыкновенным человеком и моем учителе, профессоре Льюисе Кейсе, который ввел меня непосредственно в удивительную область драматического «неравенства» даже среди «идентичных» близнецов. Доктор Льюис Кейс – своего рода уникум как доктор, организатор и ментор. Сам из близнецов, он возглавил целое научное и клиническое направление – изучение близнецов – двойняшек, тройняшек и больше (так называемых «малтиплс»). Он стал одним из вдохновителей и организаторов международных праздничных фестивалей близнецов в Твинсбурге, Огайо, во время которых там проводились исследования близнецов учеными из самых престижных университетов мира, включая Российских. Во время фестиваля проходили необыкновенно красочные шествия нарядно и одинаково одетых близнецов. Главная идея фестиваля была подчеркнуть уникальность и поразительное сходство между близнецами всех поколений. Близнецы охотно проходили тесты, подчеркивающие сходность, если не идентичность, близнецов.
Однажды, смотря на праздничное шествий нарядных одинаковых близнецов, профессор Кейс сказал мне, тогда резиденту-медику, что гораздо важнее изучить не одинаковость, а, наоборот, различия, – физические, психологические и медицинские, – между близнецами, и поручил эту тему мне. Моим непосредственным руководителем был доктор Дональд и помогал ему его идентичный близнец Леон.
Во время совместной работы мы очень подружились. Дональд сам говорил, что он и Леон отличаются друг от друга как небо и земля, хотя внешне они неразличимы. В жизни и, особенно, на фестивалях они, по традиции, одевались и стриглись одинаково, и, вообще, проповедовали теорию полной идентичности идентичных (монозиготных) близнецов, а разницу их характеров объясняли неодинаковой любовью родителей и «некоторыми внешними факторами». Оба рассказывали несметное количество анекдотов и эпизодов «взаимозаменяемости» друг друга в школе, спорте, и в отношениях с противоположным полом. Мы детально исследовали множество пар близнецов как на фестивалях, так и в клинике, пока не убедились, что различий между близнецами почти столько же, сколько и сходства. Результаты принципиальных различий, вплоть до полярности были потом опубликованы. Но больше всего меня поразила история самих Дональда и Леона, поскольку я был их студентом и многолетним свидетелем их работы и взаимоотношений.

Их родители были профессорами в дореволюционном Петербурге и вовремя сбежали из России в Америку в начале прошлого века, и перебивались, продавая русские книги русским, постепенно создавая нечто подобное Дому Книги в Питере. Близнецы были «подарком судьбы», и родители отдавали все сбережения, одевая детей одинаково и красиво, подчеркивая их сходство. Леон был на 20 минут старше Дональда и считался «старшим» братом. Дети с рождения были связаны друг с другом, спали в одной кроватке головой друг к другу, как любят многие близнецы, и разговаривали между собой на своем странном, непонятном для всех языке, который ученые называют «идиоглоссия». Родители различали близнецов – ползунков и дошколят, – только потому, что Дональд был левшой и крутил свои волосы левой ручкой. Оба ходили друг за другом и не хотели общаться с другими детьми. Постепенно начали появляться различия. Дональд обожал молоко, а Леон стал к нему аллергичен. Дональд рос добрым и послушным, любил слушать и запоминать сказки и рано сам начал читать, а Леон предпочитал прыгать и задирать брата. Дети начали ссориться и часто драться. но в школе держались вместе, производя впечатление неразделимой пары. Оба решили заняться спортом и тут различия были еще более поразительны, удивляя учителей и тренеров.

Леон сразу вошел во вкус бокса и легкой атлетики, стал звездой школы в спорте и делал успехи в математике, а Дональду понравилась акробатика, иностранные языки и уроки истории. Их вкусы и интересы продолжали двигаться в разные стороны. Никто бы на это не обращал внимания, если бы не драматические различия в характерах. Дональд был мягким, мало говорил, любил слушать и сопереживать, любил читать про искусство и писать стихи, прощал брата за агрессивность и ябедничество, но иногда жестко давал сдачи, хотя злился недолго. Леон рос полной противоположностью, был доминантным, гиперактивным, задирал всех и лез в драку. В то же время он был подозрителен и «доносил» на брата, подставляя его под наказания родителями за свои проступки. Фотографии кудрявых красивых одинаковых близнецов неоднократно появлялись на стендах, но Леон на сьемках ерзал и фото спокойного улыбчивого Дональда выглядело лучше, что приводило Леона в бешенство. Он срывал и рвал фотографии. Когда пришла пора подумать о будущем, Дональд решил стать врачом – онкологом. Леон из «старшего» и ведущего вдруг «стушевался», стал «ведомым» и спрашивал советы брата по жизненным вопросам. Он пытался вместе с Дональдом сдать вступительный экзамены, но провалился и пошел в армию, где стал заниматься компьютерной фотографией, был во Вьетнаме и, в конце концов, попал в Пентагон штабным работником.

Оба женились почти в одно время на женщинах похожих по характеру – доминантных и критичных. Братья стали редко общаться. То ли их жены разделили, то ли Леон стал так часто звонить Дональду и слезливо жаловаться, что его жена и дочь «пилят его со всех сторон», а он ведет себя как послушный подкаблучник. Дональд же терпел недолго и быстро разошелся, но сумел сохранить цивильные отношения с бывшей. Он снова женился, казалось удачно. У Дональда стали проявляться сильные лидерские и организаторские способности, которые вместе с его блестящими научными статьями быстро подняли его на уровень зав. департаментом онкологии известного университета и принесли ему международную известность как онколога и генетика. Вместе с профессором Кейсом они опубликовали несколько руководств, ставших классическими.
Судьба любила Дональда! Но, недолго. Драма пришла внезапно – у самого Дональда обнаружили рак кишечника. Ему, онкологу, не надо было объяснять, что это такое. Операцию провели немедленно – резекцию 30 см кишечника с выводом калового мешка наружу… Это ему-то – гордому красавцу и эстету!

Вы спрашиваете – кто страдал больше всех? – Леон!! Ведь он – близнец, – а значит – его тоже ждет неотвратимый рок! Леон жутко боялся смерти, плакал и не спал ночами. А у Дональда слез не было. Для него – работа «must go on». На одной из лекции студентам, каловый мешок вдруг оборвался и содержимое вылилось в брюки. Студенты вскинули головы. Дональд напрягся, но потом громко и спокойно сказал: «У меня оборвался каловый мешок. Разрешите сделать перерыв раньше…». Потом лекция продолжалась по плану. Никто не смеялся.

Внутренняя сила Дональда была поразительна. Мы уже стали дружить семьями, когда я узнал, что от него ушла жена через день после операции, и я принес ему кисель из русского магазина. На прикроватном столике в красивой рамке стояла фотография его жены, которая, уйдя, прихватила все ценности. На мой удивленный взгляд Дональд спокойно сказал: мне сейчас нельзя злиться – нужны силы для выживания. Я её любил. Злиться я буду потом…

Все вокруг удивлялись стоицизму Дональда в его тяжелой болезни и эмоциональной слабости так и не заболевшего близнеца Леона. Кстати, почему близнец не заболел? Почему у них ВСЕ противоположно – разная доминантность руки и глаз: противоположность характеров, а теперь эта странность с болезнью только одного? Значит, даже идентичные близнецы могут не только различаться между собой, быть «полярными» не только внешне, но и в характерах, интеллекте и, даже, в болезнях! Что случилось – ведь гены то одинаковы?

Прошло пять лет после смерти Дональда, и друзья собрались вспомнить друга. Леон, здоровый и веселый, повторялся, рассказывая одни и те же забавные случаи заменяемости брата; со смехом рассказывал, как бывшие пациенты брата, видя его, Леона, благодарят за излечение. Друзья вежливо улыбались.

Уж если у близнецов нет «равенства», то что говорить о спорте! Недавно я сам слышал, как тренер по гимнастике объявляет по радио приглашение в секцию: «…у нас все участники соревнований получают одинаковые призы. Никто не в обиде!» Но ведь в спорте «равных» не бывает и быть не может! Даже среди близнецов. На то и существуют соревнования!

Сравнивая результаты олимпийских близнецов – гимнастов, баскетболистов, бейсболистов, шахматных королей, Давид Эпштейн в своей книге “Sports Gene” делает вывод, что, несмотря на совершенно одинаковые подготовку и условия проведения соревнований, близнецы-спортсмены всё-таки неравны друг другу. Почему? Разница в генетике или окружающей среде?

В 1990 году биолог Эриксон в работе “Toward a science of exceptional Achievement” писал, что роль генов преувеличена и что для достижения высших результатов в любой области от спорта до музыки и в науке нужно 10.000 часов занятий, что эквивалентно 10 годам интенсивной практики. Сначала, «Правило Эриксона» приняли как факт, и все бросились в спортзалы стать олимпийцами в ближайшие десять лет! Результат – печальный конец ещё одной научной сказки.

Кто еще, как не олимпийского уровня идентичные близнецы, представляют идеальную модель для сравнения роли генетики (природных данных) и внешних факторов (семьи, воспитания, питания, тренировки, и т.д.) в достижении спортивного Олимпа?

Честно говоря, семьи близнецов не поддерживают конкуренцию между близнецами, но стремление к идентификации собственного «Я» побеждает. Олимпиец Оскар Молина, соревнуясь со своим близнецом, не только похудел, но добился разрешения выступать за другую команду другой страны, поскольку его родители родились в Мексике. Целый выпуск журнала «Twin Research and Human Genetics» посвятил сравнению результатам соревнований между близнецами из местных спортивных клубов, колледжей, университетов, любительских и профессиональных команд их тех видов спорта, где были выявлены монозиготные близнецы: борьбе, футболе, гимнастике, легкой атлетике.

Вывод? Упорная практика и максимально интенсивный треннинг – это основа успеха –неоспоримый факт. Но (!), они, как ни странно, только часть подготовки. Другая (и основная) часть истории олимпийского успеха – это генетически обусловленные физические данные (hardware) плюс – психологические способности (software) – разница в целях, важность победы или поражения, попадания «в зону второго дыхания» отделяют первое место от второго, победу от поражения.

Тренеры, которые работали с идентичными близнецами в баскетболе, сначала были поражены молчаливым и мгновенным взаимопониманием между близнецами во время матча. Сами близнецы подтверждали, что сокровенное знание друг друга позволяло им легко почувствовать, что другой близнец думает и сделает ли он пасс или сам закинет мяч в сетку. Позже, тренеры начинают различать близнецов и их игру и кто из них «ведущий». Верно, что идентичные близнецы обладают уникальным чувством конкуренции друг с другом и, в то же время – удивительной поддержки друг друга. Когда горнолыжник Фил Маре (Phil Mahre) шел на Олимпийское золото в 1984, он сказал своему брату Стиву, который выступал за ним: «Слушай, что ты должен сделать, чтобы побить меня…». Стив не побить не смог…

Влияние природных факторов, определяемых генами, оказалось решающим для достижения Олимпа. В книге “Why Michael Could’t Hit” невролог Harold Klavans приводит объяснение почему «Майкл» не может стать бейсболистом Большой Лиги, хотя он любит и понимает бейсбол и упорно работает над собой. Потому, что, несмотря на замечательный атлетизм Майкла, его нейроны, нужные для бейсбола, не были использованы и погибли (называется прунинг) и он вряд ли достигнет вершины в этом спорте. Один мастер по шахматам иступлено практиковался 25.000 часов, но так и не стал чемпионом. Современные исследования элитных достижений убедительно продемонстрировали, что в самом начале даже маленькая разница в талантах приводит к огромной разнице в конце. Это как бы подтверждение универсального принципа в физике – зависимости любого процесса от начала – таланта, т.е. от генетических факторов. Стартовый талант спортсмена по прыжкам в высоту, например, зависит от длины его Ахиллова сухожилия.

В 1908 Edward Thorngike – отец современной психологии обучения (Educational Psychology) разработал тест, чтобы определить: что определяет успех: природная способность или обучение (nature vs nurture). Он, кстати, показал, что даже пожилые люди способны овладевать новыми навыками, скажем, в математике, если были склонности к этому в детстве. Другими словами, если есть «hardware», т. е. генетическая склонность, то в любом возрасте учебная программа (learned software) может эту способность развить!

Современные генетические исследования, опубликованные в журнале Science в 2021 г. показали, что даже идентичные монозиготные близнецы начинают отличаться друг от друга почти с момента зачатия. Это происходит приблизительно так: генетическая дифференцировка идентичных близнецов начинается, как только эмбрион разделяются и отделяются друг от друга на пятой мутации ДНК и образует два или три идентичных эмбриона, теоретически с таким же ДНК. С этого момента, несмотря на внешне огромное сходство, внутреннее различие между близнецами начинает усиливаться не только функционально, но и в склонности к болезням из-за вариаций в разных частях генома. Гены при дальнейшем развитии будут копироваться, поскольку каждая клетка имеет свою собственную ДНК. Многотысячное копирование приводит к вариациям и ошибкам. Поскольку мутации идут случайно, гены близнецов начинают различаться. Мутации могут повлиять на яичники и сперму «хозяина» и могут передаваться по наследству. Количество мутаций, полезных и вредных, возрастает с возрастом родителей. Понятно. что у некоторых пар близнецов вариаций было больше, чем у других и «буквы» ДНК могут быть заменены или «потеряны», и эти близнецы отличаются друг от друга больше, чем пары других близняшек. Близнецы – это не клоны друг друга. У них нет одинаковых деформаций скелета. Их отпечатки пальцев различны и доминантность рук и глаз и характер могут быть различны.

С точки зрения науки можно сказать, что даже самые «идентичные близнецы не одинаковы и у них «равенство и братство» не абсолютно. «Гены неравенства» могут сделать близнецов «полярными»!

Идея телепатической связи близнецов пока еще экспериментально не подтвердилась, хотя есть серьезные доказательства связи ощущений и эмоций, например, физической боли и душевных травм друг у друга. Что касается генетики спорта, то сейчас выявлен «ген спортивных достижений» – SRY ген на Y хромосоме. Вариации и рекомбинации этого гена и обуславливают «неравенство» атлетических достижений даже у монозиготных близнецов.

Современная наука твердо установила, что для серьезных успехов нужно сочетание генетических факторов и условий окружающей среды, включая воспитание и серьезную тренировку. Тем не менее, это научный факт, что в паре «Гены – Тренировка» генетика является ведущим и основополагающим фактором, когда речь идет о выдающихся академических (интеллект – генетически обусловлен) и спортивных достижениях. Индивидуальные качества личности – мотивация, фокус и настойчивость – отшлифовывают природные данные. Кто-то из дотошных даже подсчитал, что академический и спортивный успех основывается три четверти на генетических факторах (включая темперамент и интеллект) и треть (26%) отводится домашним условиям, привычкам, стилю воспитания и образования. Авторы, кстати, делают вывод, что нельзя винить учителей в неуспеваемости учеников. Равные возможности в образовании не означают равные академические успехи! «Равенство» в образовании не бывает!!

Нет равенства, кстати, и между мужским и женском спортом. Попытка политиков ввести трансгендера – бывшего мужчиной в женский спорт просто убьет женский спорт, потому что SPY в У хромосоме трансгендера остается мужской. С другой стороны, в силовых видах спорта женщины – трансгендер в мужчину еще не скоро поднимутся на пьедестал.

Мы рождены быть разными, мы проходим по жизни по-разному и мы не хотим, чтобы политики развязали войну за «равенство», в котором мы все погибнем.

Мы все неодинаковы.

«Вкусы людей весьма разнообразны, характеры капризны, природа их в высшей степени неблагодарна, суждения доходят до полной нелепости», утверждал Томас Мор («Утопия»).

Даже пешки в шахматах не равны друг другу в игре. Люди – не пешки и не клоны. Клоны умирают, как умерла клонированная овечка Долли. Если кто-то в чем-то последний, то в чем-то другом должен быть первым. Жизнь это – соревнования, это борьба за своё место среди других. Если не с кем соревноваться, человек соревнуется сам с собой

У нас у всех своя «генетика неравенства», но мы можем компенсировать ей воспитанием. Очень своевременно звучит предупреждение Ивана Ефремова в «Лезвие бритвы»: «Мы разучились воспитывать. Заменили разнообразие обучения многочасовым сидением в школе и над уроками и думаем, что все в порядке».

Свобода, равенство и братство – это завораживающие мифы, погубившие миллионы людей и, возможно, погубят всю цивилизацию. Настоящая Свобода — это каждого самодисциплина стать «другим» («сильнее, дальше, выше»!). Неравенство у нас в генах. Трудно не согласиться с Марком Зальцем, что «неравенство есть главное условие эволюции и жизни на планете».

Люди интересны именно потому, что мы все такие разные и нас нельзя уравнять.

Евгений Евтушенко на одной из наших встреч в доме у еще одного интересного человека прочитал свои стихи и среди них были такие:

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее…

Точно сказано!

Ia

Российская оппозиция в тупике

Российская «оппозиция за демократию и гражданские права» отныне существует в принципиально ином глобальном ландшафте, чем было еще год назад. Еще год назад эта оппозиция могла не ограничиваться критикой или пожеланиями, а указывать туда, где ее идеал был более-менее воплощен в реальности (как всем казалось), и это сразу ломало дискурс оппонентам. Одно дело - мечтать о воображаемом Деде Морозе, выслушивая нотации, что это всего лишь детская фантазия, невозможная в реальном мире, и совсем другое дело – иметь возможность указать на реального Деда Мороза с мешком реальных подарков. «А что вы понимаете под честными выборами?» - «Как в США!». «А что вы понимаете под гражданскими правами?» - «Как в Евросоюзе!» Столь же легко было укорять местные власти в подавлении свободы слова, которую в свободных странах можно было вкусить, даже физически находясь в России, проникнув в тамошние интернеты, на такие площадки, как Фейсбук или Твиттер, дающие каждому право высказаться и быть услышанным. И вот, все это растаяло, как снег. Честные выборы в Америке (вместе с верой в американское «гражданское общество») смыла «борьба с Трампом». Гражданские права в Европе (вместе с верой в европейское «гражданское общество») смыла борьба с ковидом. А сфера «свободы слова», в том числе в Интернете, в «свободном мире» сжимается из года в год уже довольно давно, под давлением «единственно правильной» риторики. Дошло уже до того, что многие вещи, которые люди свободно обсуждают в стонущей от несвободы России, резиденту США или ЕС обсуждать боязно и рискованно. «Дед Мороз» Свободы развоплотился!

У российской «оппозиции за демократию и гражданские права» больше нет того «Свободного Запада», который она всегда чувствовала у себя за спиной. Физически, конечно, этот поддерживающий оппозицию «Запад» еще существует, но его поддержка отныне воспринимается в формате «Гитлер осуждает сталинские репрессии» или «Германский Генштаб отправляет Ленина в пломбированном вагоне»... Если раньше «оппозиция за демократию и гражданские права» выступала с точки зрения Будущего, как посланец «переднего края Цивилизации», и гордо звала Россию к этой Цивилизации и к этому Будущему, то теперь ее идеалы остались в Прошлом, в далеком XX веке..
Из жж_kornev отрывок.
https://kornev.livejournal.com/572588.hthttps://kornev.livejournal.com/572588.htmlhttps://kornev.livejournal.com/572588.htmlhttps://kornev.livejournal.com/572588.htmlhttps://kornev.livejournal.com/572588.htmlhttps://kornev.livejournal.com/572588.htmlKORNEV
Ia

По поводу ограбления колоний

На протяжении тысячи ста лет - с VIII по XIX век алжирские и тунисские пираты грабили французов. (а также испанцев, англичан, голландцев, генуезцев, венецианцев и т.д. всех, до кого дотянутся). От этого Алжир почему-то богаче не становился.

Потом вдруг в Средиземноморье пришли американцы и в двух берберийских войнах накостыляли алжирцам так, что те не просто не смогли продолжать грабить, но и сохранить независимость. И с 1848 по 1962 год французские колонизаторы злобно грабили Алжир, создавая там железные дороги, оросительные системы и даже космодром.

В общем, когда французов из Алжира попросили алжирцы почему-то жили гораздо лучше, чем тогда когда французы туда пришли пограбить.

Теперь кто-то еще пытается утверждать что Европа шикарно живет за счет многовекового ограбления колоний.
Источник ЖЖ vitus_wagner

Ia

Анонимное письмо коллегам от профессора Калифорнийского университета в Берк

Уважаемые профессора X, Y, Z:

Я один из ваших коллег в Калифорнийском университете в Беркли. Я с вами знаком, хотя и не слишком близко. Прошу прощения за то, что пишу вам анонимно, ибо раскрыв своё имя я рискую потерять работу здесь и вообще нигде не смогу работать по специальности.

В своих недавних ведомственных письмах вы упомянули нашу приверженность к paзнooбpaзию, однако меня все больше тревожит как раз отсутствие paзнooбpaзия мнений о недавних протестах и реакции на них нашего общества. В предоставленных вами ссылках и ресурсах я не смог разыскать ни одного убедительного контраргумента или альтернативной теории чтобы объяснить сравнительно малое число чepнoкoжих в научных кругах, и наоборот, их большое количество в местах заключения. Все объяснения в ваших документацияx совершенно одномерны: в проблемах чepных виноваты бeлыe, или, когда вины бeлых выявить напрямую не получается, обвиняется «cиcтeмный pacизм», якобы въевшийся в американские мозги, души и учреждения.

Множество убедительных возражений было высказано трезвыми голосами против этого тезиса, в том числе чepными интеллектуалами, такими как Томас Соуэлл и Уилфред Рейли. Эти люди не pacиcты или “дяди Тоoмы”. Они серьёзные ученые, которые отвергают ocкopбитeльную идею, будто чepные ни на что не способны и все их проблемы вызваны лишь внешними факторами. Мнение этих учёных полностью отсутствует в опубликованных письмах Калифорнийского Университета в Беркли. Утверждение, что трудности, с которыми сталкиваются чepныe, упрощённо объясняются влияниями извне, такими как бeлый pacизм, нaцизм и прочие формы диcкpиминaции. Подобные заявления являются не более, чем гипотезами, которые могут быть оспорены серьёзными историками. Вместо этого, без серьезного рассмотрения её ошибок, гипотеза представлена как аксиома и истина в последней инстанции, вовсе не заботясь о том, что чepнoe население выглядит в ней пaccивным и бeздapным. Эта гипотеза искажает нашу систему и всю нашу культуру, не оставляю никакой-либо возможности для инакомыслия вне пределов этой установки.

В подавляющем бoльшинстве случаев претензии, представленные Вlасk Livеs Mаttеr (ВLМ) и их союзниками, либо основaны на частных случаях или совершенно открыто подтасованы. Например, давайте рассмотрим долю чepныx американцев в тюрьмах. Эта пропорция часто используется для характеристики уголовного пpaвocудия, как «aнти-чepнoгo». Однако, если мы используем точно такую же методологию, нам придется сделать вывод, что система уголовного правосудия еще более «aнти-мужcкaя», чем «aнти-чepнaя», так как в тюрьмах куда больше мужчин, чем жeнщин. Будем ли мы в таком случае характеризовать уголовное правосудие как cиcтeмный заговор против невинных американских мужчин? Надеюсь, вам ясно, что подобный тип рассуждений является слабым и требует существенного пересмотра. Чepныe не попадают в тюрьмы в более высокой пропорции, чем их пропорция в нacильcтвeнных пpecтуплeниях. Этот факт был продемонстрирован множество раз во всевозможных юрисдикциях в разных странах. Тем не менее, я вижу, что мой факультет некритически перекладывает вину чepныx на плечи бeлых, постоянно повторяя утверждение о «винe бeлыx перед чepными».

Если мы будем утверждать, что система уголовного правосудия pacиcтcкaя в пользу бeлыx, то почему тогда aзиaты-амepиканцы, индeйцы или нигepийцы-амepикaнцы попадают в тюрьмы гораздо реже, чем бeлыe aмepикaнцы? Это какой-то странный вид «бeлoгo pacизмa/нaцизмa». Даже eвpeи-амepиканцы попадают в тюрьму куда реже, чем бeлыe нe-eвpeи. Я думаю, будет справедливо сказать, что cpeдний нaциcт-pacиcт не испытывает большой любви к eвpeям. И тем не менее, эти воображаемые бeлыe pacиcты заключают в тюрьмы нe-eвpeeв куда чаще, чем eвpeeв. Ничто подобного не рассматривается в вашей литературе. Вы ничего не объясняете, а лишь машете руками и кричите: «pacиcтcкий лaй», «говорить о мeньшинcтвax — это pacизм», «только фaшиcты говорят о чepных пpecтуплениях пpoтив чepныx», и так постоянно. Подобные заявления не основаны на фактах, а есть лишь ocкopбитeльныe ярлыки, цель которых заткнуть рот и подавить дискуссию. Любой серьезный историк подтвердит, что подобная opтoдoкcaльнaя тактика характерна для диктaтopcких режимов или peлигиoзных cooбществ. Её цель — сокрушить несогласных и изгнать из нашего факультета культуру критики.

На нашем факультете все чаще нас призывают соблюдать установки и выражать согласие с движением ВLМ, которое имеет, мягко говоря, проблематичный взгляд на историю, а кафедра требует единогласного подчинения этим требованиям. Любое кажущееся единство, безусловно есть следствие того, что несогласие может почти наверняка привести к увольнению или отмене контакта, а это совсем не пустяк для бoльшинcтвa из нас.

Я лично не осмеливаюсь высказываться против ВLМ, и подобное «согласие» создаёт иллюзию якобы eдинcтвa, массово производимого администрацией университета, штатными профессорами с гарантированной работой, корпоративной Америкой и СМИ. Наказание за инaкoмыcлиe представляет собой явную опасность в наши турбулентные времена. Я уверен, что если бы я подписал это письмо своим именем, я бы потерял свою работу и шансы найти место, где бы то ни было, хотя я искренне верю в то, что здесь написал и могу доказать каждое написанное мной слово.

Подавляющее бoльшинcтвo случаев нacилия в отношении чepнoкoжeгo нaceлeния совершается самими чepными людьми. Для этих безымянных жертв не организуют процессий протеста, минут молчания, нет душераздирающих писем от руководства университета, деканов и руководителей других подразделений. Идея такой политики ясна: жизни чepных важны только тогда, когда их отбирают бeлыe. Чepнoe нacилиe естественно и считается нормальным, а вот бeлoe нacилиe требует объяснения и предупреждения. Не подсказывает ли вам ваша совесть, что этот фанатичный подход ужасно нecпpaвeдлив?

Обсуждение нeбeлых жepтв чepнoго нacилия не разрешено, хотя это число намного превышает чepных жepтв бeлoгo нacилия. Это особенно бросается в глаза в районе Сан Франциско, где нападение чepных на aзиaтoв превратилось в эпидемию до такой степени, что шеф полиции обратился к aзиaтcкoму нaceлeнию не вывешивать на дверях домов традиционные китaйcкиe эмблемы удачи, чтобы не привлекать внимание чepныx гpaбитeлeй, вроде Джорджа Флойда. Для жepтв такого нacилия вы не увидите ни маршей протеста, ни слезливых писем деканов, ни пожертвований от Мак Дональдcа и Уоллмарта. На Историческом факультете наше молчание — это не просто запрет нашей прямой обязанности сказать правду, это прямой отказ от правды.

Утверждение, что чepнoe внутpиpacовoe нacилиe является естественным продуктом прежних ограничений, paбcтвa, и других нecпpaвeдливocтей — ставит вопрос для историков, объяснить, почему интepниpoвaниe и пpитecнeниe япoнцeв или Xoлoкocт eвpeeв в Европе не привели к подобным результатам ни среди япoнцeв-американцев, ни среди eвpeeв-американцев? Американские apaбы были жecтoко дeмoнизиpoваны после 11 сентября, как и китaйcкиe американцы совсем недавно. Тем не менее, обе группы опережают бeлыx американцев почти по всем социально-экономическим показателям. Это относится и к нигepийcким американцам, которые тоже чepнoкoжиe, но по этим показателям опережают бeлыx. Историки должны выделить и обсудить подобные аномалии. Тем не менее, никакое реальное обсуждение невозможно в нынешнем политическом климате кафедры Истории. Обсуждение этих проблем сразу объявляется pacизмoм, хотя именно рассмотрение этих вопросов и есть прямая обязанность историка, а запрет — насмешка над нашей профессией.

Самое ужасное, что наша кафедра была полностью поставлена на служение интересам Демократической Партии. Чтобы объяснить, что я имею ввиду, знаете, что будет, если вы решите финансово поддержать ВLМ, как это рекомендует кафедра? Все пожертвования для ВLМ автоматически переводятся на сайт АсtBluе Сhаritiеs, организацию напрямую занятую выборами демократических кандидатов. Подарки для ВLМ это подарки Джо Байдену для его предвыборной кампании 2020 года. Это полный гротеск, учитывая тот факт, что американские города с наихудшими показателями насилия чepныx-над-чepными и полиции-над-чepными в подавляющем большинстве управляются демократами. Город Миннеаполис был полностью в руки демократов на протяжении более десяти лет и «cиcтeмный pacизм» там был создан именно демократами.

Покровительственное и снисходительное отношение лидеров демократов к чepнoму нaceлeнию, примером которого является почти каждое заявление Байдена о чepнoй pacе, почти гарантируют увеличение проблем, обид, бедности, политики рассмотрения жалоб, которые ещё больше ведут к ухудшению жизни чepнoгo нaceлeния. Тем не менее, пожертвования в ВLМ финансирует избирательные кампании таких людей, как мэр Фрей, которые пассивно наблюдают, как их города превращаются в очаги нacилия. Имея вроде бы изначала благие намерения, движение ВLМ сейчас захвачено политической партией для своих целей. Что еще хуже, сейчас практически нет места для инакомыслия в академических кругах. Я лично отказываюсь служить партии, и вам следует тоже отказаться. Крупные корпорации эксплуатируют ВLМ в своих интересах, и это должно служить всем нам предупреждением, однако этот факт самым наглым образом намеренно замалчивается, игнорируется и даже злонамеренно возвеличивается, как добродетель. Мы — полезные идиоты из бoгaтых клaccов, пpиcлужники Джефа Безоса и прочих современных paбoвлaдeльцeв. Starbucks — организация, использующая в буквальном смысле чepныx paбoв на плaнтaциях своих пocтавщиков, выступает за ВLМ. Sony поддерживает ВLМ, однако в своих изделиях использует кобальт, который добывают в шахтах чepныe paбы, многие из которых дeти. Запрет на обсуждение этих тем отвратителен. На всё это необходимо прилить свет!

Существует множество всевозможных политических спекулянтов paзных цвeтoв кoжи, которые используют pacoвыe различия для paзжигaния нeнaвиcти, чтобы заполучить выгодную для себя административную должность, управлять благотворительностью, заняться академической работой и продвинуться по политической лестнице.

Учитывая ту далёкую от правды дорогу, которую избрал наш Исторический факультет, мы можем рассматривать себя как школу для подготовки жуликов. Их деятельность разъедает и разрушает всякую надежду на гармоничное pacoвoe cocущecтвование в нашей стране и захватывает нашу политическую и государственную систему. Многие их голоса, как это не звучит иронически, являются ceгpeгaциoниcтcкими. Мартина Лютера Кинга, если бы он выступил в нашем кампусе сегодня, обозвали бы «Дядей Тoмoм». Мы обучаем лидеров, которые намерены уничтожить единственно и подлинно успешное этничecки paзнooбpaзнoe общество в современной истории. И это в то время, когда Китай, aгpeccивное pacoво-шoвиниcтичеcкoe и нaциoнaлиcтичecкoe гocудapcтвo с нулевой иммигpaциe и нарушающее пpaва собственных гpaждaн, все более и более выступает в качестве глобальной политической альтернативы Соединённых Штатам, Вот я и спрашиваю вас: это что, умно? Мы, что действительно поступаем правильно?

И наконец, наш университет и кафедра сделали несколько заявлений, возвеличивая и восхваляя Джорджа Флойда. Флойд был peцидивиcтoм-угoлoвникoм, который как-то держал бepeмeнную чepнoкoжую жeнщину под дулом пистолета. Он ворвался в её дом с бандой грабителей и приставил пистолет к её животу. Он мучил и издeвaлся над жeнщинaми в своём районе, зачал множество дeтeй, но никак не способствовал их поддержке или воспитанию, провалив тем самым один из самых основных тестов на порядочность человека. Он был нapкoмaнoм и тopгoвцeм нapкoтикaми, это мoшeнник, который пapaзитиpoвaл на своих чecтных и трудолюбивых соседях.

И вот пожалуйста — руководители университета и историки из Исторического факультета славословят этого нacильника и пpecтупника, возводя его имя в виртуальна святость. Человека, который нападал на жeнщин, на чepнoкoжих жeнщин! При полной поддержке факультета Истории UCB, корпоративной Америки, большинства главных средств массовой информации, множества самых богатейших и наиболее привилегированных элит США, которые формируют общественное мнение, он стал всенародным героем, похороненным в золотом гробу, его формальная семья осыпана подарками и хвалебными эпитетами. Американцев подвергают социальному давлению вставать на колени в честь этого жecтoкoгo, злoбнoгo жeнoнeнaвиcтникa. Целое поколение чepнoкoжих пpинуждaют к идeнтификaции с Джорджем Флойдом, самым худшим представителем этой pacы и вообще чeлoвeчecкoгo вида. Мне стыдно за свой факультет. Я бы сказал, что мне стыдно за вас, но, возможно, вы всё же согласны со мной, но просто боитесь, как и я, последствий, если мы скажем правду. Постарайтесь понять, что символизирует акт вставания на колени, когда тебе нужно встать на колени, чтобы сохранить работу?

То, что я сейчас скажу, не должно принизить значимость моих аргументов, но всё же хочу отметить, что я сам цвeтнoй, чepнoкoжий. Моя собственная семья не раз была жepтвoй личнocтей, подобно Флойду. Мы хорошо знаем об унижaющей пopче, которую напускает на нашу pacу Демократическая партия. Она ocкopбитeльнo предполагает, что мы слишком глупы, чтобы изучать науки, что нам нужна особая помощь и более низкие требования к продвижению по жизни — всё это хорошо нам знакомо. Я иногда спрашиваю себя, не было бы проще иметь дело с открытыми фaшиcтaми, которые по крайней мере были бы откровеннее, называя меня нeдoчeлoвeком?

Вездесущие приниженные требования и постоянное утверждение, что решения бедственного положения моего нapoда основаны исключительно на доброй воле бeлых, а не на нашем собственном труде, является психологически разрушительными. Ни одна другая группа в Америке таким образом систематически не деморализована. Целое поколение чepныx дeтeй приучают к мысли, что только прося, плача и крича, они получат подачки от преисполненных чувством вины бeлoкoжих. Ничто так не разрушительно для их будущего, особенно, если у бeлыx вдруг иссякает чувство вины, или если в Америке вдруг исчезнут бeлыe люди.

Если бы нечто подобное было сделано для япoнcких американцев, или, скажем, китaйцeв-американцев, то Чaйнaтaун и Джaпaнтaун наверняка не отличались бы от сегодняшних самых жутких районов Балтимора и Восточного Сент-Луиса.

Факультет Истории UCB в настоящее время является активным институциональным промоутером разрушительной и клеветнической ошибки в отношении чepнoй pacы. Я надеюсь, что вы сможете оценить горечь этого сообщения. Я не поддерживаю ВLМ. Я не поддерживаю позицию демократов и бесспорный захват ими нашего отдела. Я не поддерживаю партийный захват моей pacы, как недавно сделал Байден в своем знаменательном интервью, утверждая, что голосовать за демократа и быть чepным — это синонимы. Я осуждаю методы, приведшие к гибели Джорджа Флойда и присоединяюсь к призыву о большей подотчетности и реформе полиции. Однако я не стану делать вид, что Джордж Флойд был чем-то иным, чем гpyбым жeнoнeнaвиcтникoм, жecтoким человеком, который встретил свой предсказуемо жecтoкий конец.

Я хочу встать на защиту богини Истории.

Клeo — это не cмиpeнная cлужaнкa для политиков и корпораций. Как и мы, она свободна.

Перевод Якова Фрейдина
Original

От переводчика: После того, как это письмо было опубликовано, оно вызвало яростный отпор Университета Беркли. Один из профессоров публично заявил в своём блоге, что в письме всё неправда, никто не подавляет свободы слова на факультете, и вообще, никто из профессоров не мог написать подобное. Однако, ни одного контраргумента против того, что написано в письме, он привести не смог. На этот отпор один из комментаторов заметил: «Это прекрасно написанное и убедительное письмо. Какая разница, кто его написал?»

Ia

Что будет после карантина. Ничего хорошего.

Из журнала moshe_yanovskiy:
Аннотации двух записок (время от времени обновляемых на сайте препринтов SSRN).
Похоже что те, кто готов поступиться свободой за обещания безопасности (в данном случае от вируса) свободу потеряют, но не факт что получат эффективную защиту от угрозы ради которой поступились своей свободой. Частный карантин, настоящая САМО-изоляция дает все необходимое для гражданской обороны от данной, далеко не самой опасной за последние 100-120 лет эпидемии. Принудительный карантин в режиме домашнего ареста пока нигде не доказал свою эффективность.

(1) О некоторых аргументах в пользу жесткого и продолжительного карантина как средства против COVID-19
Ссылки на исторический опыт Испанки в пользу жестких мер не поддерживаются фактами. Утверждения о том что жесткий карантин - главное средство борбы с вирусом охотно принимаются бюрократами и политиками. При этом фактческих оснований за такими утверждениями пока явно недостаточно для обоснования реакций властей большинства стран на эпидемию. Популярный "этический" аргумент о приоритете защиты жизни по сравнению с доходами также несостоятелен. Резкое и массовое снижение доходов равносильно ощутимому росту заболеваемости и смертности.
Популярная история о том, как правительство Италии своей нерасторопностью с введением принудительного карантина (в режиме домашнего ареста) повинно в высокой смертности также грубо противоречит фактам. Италия первой ввела такой карантин, а в Ломбардии - области с наивысшей смертностью карантинные меры начали вводиться за две недели до общенационального карантина (с 23 февраля). Политические интересы и стимулы бюрократов объясняют реакции властей намного надежнее сомнительных, в данном случае, резонов общественного блага.
Тем правым политикам которые под давлением слева выбрали этатистскую стратегию реагирования на эпидемию придется, вероятно, заплатить высокую цену на выборах если они быстро не скорректируют курс и не компенсируют избыточное вмешательство государства сегодня глубоким дерегулированием и фиксаций ограничений полномочий государства вмешиваться в частную жизнь. До выборов число пострадавших от безработицы или потерявших из-за карантина бизнес во много раз превысит число семей потерявших близких во время эпидемии.

(2) Вылечить раны нанесенные экономике буйством бюрократов и политиков можно только ограничив их власть и полномочия мешать бизнесу. Дерегулирование, включая защиту права частной дискриминации, снижение налогов и иные классические апробированные меры в защиту частной собственности и свободы предпринимательства позволят тем немногочисленным странам избравшим такую стратегию получить невиданные дивиденды. Поскольку реакция большинства стран предсказуема и деловой климат в большинстве стран вероятно значимо ухудшится.
Are We Ready to Lose the Opportunities Unleashed by COVID19 Crisis?
As every crisis, current COVID19 pandemic caused economic setback, brings not only heavy losses for all the countries, but opportunity to succeed also. The opportunity and success not require heavy governmental spending but termination of various practices harming both business climate and public morale. Deep deregulation and respect of freedom of contract, termination of violation of freedom of private choice under pretext of ‘fighting discrimination’ will benefit the courageous society and will pave the way for lasting prosperity.

Метки: ,

Ia

Коммунисты причина Итальянской катастрофы

Коммунисты причина Итальянской катастрофы!

Суть в том, что итальянская коммунистическая партия (ныне она называется демократической) руководимая Ренци, не только позволила но и помогла китайцам провернуть незаконные сделки в результате которых 27% всех крупных итальянских корпораций оказались собственностью Китая. То же произошло с подавляющим большинством предприятий "модной" промышленности которая в итальянской экономике играет важную роль.
Что бы получить возможность ставить на одежде, обуви и пр. маркировку произведенно в Италии китайцы завезли в Ломбардию (это там где Бергамо), большое количество гастарбайтеров согласных работать по дешевке. Так же с согласия Ренци. Многие из этих людей поехали в Китай на китайский новый год, который принято встречать всей семьей и на обратном пути привезли вирус. Между тем правительство Ренци перераспределило в пользу принимаемых мигрантов деньги, которые были предназначены на здравоохранение.
Подробно см.
kontinentusa.com/italianskii-kommunizm-prichina-katastrofy/
Ia

Не оставляет ощущение

Ирится, растет заболевание…» [мар. 30, 2020|03:58 pm]

salery
Все-таки не покидает ощущение, что нагнетаемая в связи с этим вирусом паника сродни навязыванию какой-то «моды». Как будто какие-то люди, «имеющие вес», пудрят мозги, заставляя принимать некоторую неадекватную реальности точку зрения. Но вот типа как положено почитать «современное искусство» (в виде инсталляции какого-то дерьма): хотя нормальным людям это совсем не симпатично, но «не понимать» как бы уже и стыдно. Или с какого-то времени стало считаться, что женщины должны быть длинные и тощие, и хотя зависящие от реального спроса эротические издания продолжали употреблять модели вполне нормальной комплекции, масса девушек принялась морить себя голодом.

Так и тут, можно подумать, что вирус этот чуть ли не основная причина смертности, хотя в структуре таковой он занимает практически незаметное место, и на уровне общей смертности даже в той же Италии вообще никак не сказывается (не говоря о том, что средний возраст умерших от него во всех странах лишь на 1 год отличается от среднего возраста «дожития»).

Если уж принимать столь дорогостоящие, ограничивающие личную свободу и задевающие самолюбие меры, то почему бы не против реально основных причин смертности? Я бы вот предпочел, чтобы меня если и штрафовали за какие-то прогрешения против собственного здоровья, то, например, за непрохождение ежеквартального обследования на предмет состояния сердечно-сосудистой системы или несдачу регулярных анализов на рак.

Вероятность помереть от инсульта-инфаркта или рака ведь на пару порядков выше, чем от «модного» вируса, но сам бы я поленился, а если б «заставили» - был бы только признателен. Не говоря о том, что людям, обнаруживающим готовность угробить экономику ради «спасения человеческих жизней», следовало бы лучше направить средства и усилия на усмирение гопников, пьяных водителей и т.п. публики, отнимающих ежегодно этих жизней куда как больше.

Я, собственно, на улицу особо и не рвусь, мне лично эта «самоизоляция» только на пользу: дает больше возможностей для работы. Но ощущение идиотизма не оставляет.
Источник жж_salery
Ia

О народном счастье

Среди лозунгов, которыми принято оперировать в политике, забота о «народном счастье», меня всегда особенно забавляла. При всей абстрактности «свобод», «правд», «справедливостей» и т.п., все-таки предполагается, что в том или ином контексте достаточно большая часть агитируемых представляет это себе все-таки хоть как-то единообразно. Но «счастье»… Эта вещь кажется настолько субъективной, что часто вовсе неуловима и рационально необъяснима. И обеспечить «всех» тем, рецепт чего абсолютно индивидуален, должно бы представляться задачей совершенно абсурдной.

Тем более, что способ его обретения одними может находиться в противоречии с интересами других. Такое оно разное, это «счастье»... Моя жена, беседуя с супружеской парой (слегка за 50), повадившейся присоединяться к ней при прогулках в нашем парке, как-то вздумала спросить их (надо же о чем-то говорить), какой момент запомнился им как самый счастливый в жизни, когда вот они были совершенно счастливы. Те были достаточно просты, и ничего оригинального жена в ответ не ожидала (ну, знакомство с будущим супругом, рождение сына…). Но нет.

Немного задумавшись, собеседница вспомнила, как в советское время, чудом раздобыв какие-то дефицитные продукты, она несла их по улице в открытой сетке-«авоське» и балдела от завистливых взглядов встречных прохожих. Муж же ее не колебался ни секунды и в ответ поведал случай, видимо, гревший его всю жизнь. В армии, когда их переводили куда-то в Среднюю Азию, вся их команда сильно перепилась и за время перелета страшно облевала самолет, не оставив нетронутым ни метра. Так вот этот самый миг счастья, пир души наступил в момент, когда по прилете он увидел, как в уделанный ими самолет ведут грузиться колонну местных новобранцев.
Жену такие ответы весьма впечатлили, но я, знакомый по социальному опыту с некоторыми представлениями о народном счастье, не очень удивился.
Волков Сергей Владимирович