Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Ia

Гены неравенства

Александр Гольбин | Гены неравенства



Если вы верите в Бога или Судьбу, просите их, кроме здоровья, встреч с необыкновенными людьми. Их теперь не так уж много. Многие из них закрылись и скрылись под давлением неистовых либералов, разрушающих всё и терроризирующих всех во имя «равенства» и «равноправия», демагогической «корректности» и общественной морали на уровне общественного туалета. Встречи с необыкновенными людьми –это прикосновения к необычным судьбам. Это дар, приносящий богатство новых впечатлений и удивление неожиданным талантам. Это череда старых и новых запоминающихся встреч, причастности к чему-то большому и, нередко, к многолетней дружбе.
Мне повезло видеть и дружить с необыкновенными, в прямом смысле, людьми. Мой большой друг, энциклопедист Марк Зальцберг (Марк Зальц) – физик, инженер, изобретатель, много лет проработавший в системах НАСА и Хьюстонского университета, музыковед и публицист, – написал прекрасную статью о том, к чему приводит стремление к «равенству». Он пишет, что «происходящее в Америке движение за признание всеобщего равенства всех рас, народов и всех людей очень напоминает аналогичное начало Российской Революции, а, если копнуть глубже, то и Французская Революция началась с того же лозунга «Свобода, равенство, братство». Марк Зальц цитирует Шаляпина: «Свобода» превратилась в тиранию, «братство» – в гражданскую войну, а «равенство» привело к принижению всякого, кто смеет поднять голову выше уровня болота. (Фёдор Шаляпин. «Маска и душа»)».
Требование «равенства»… всегда переходит в требование равенства людей во всём, – пишет Марк Зальц, – в талантах, в равной оплате труда, и так далее.Раздумывая над его статьей, я вспомнил об истории, связанной с другим необыкновенным человеком и моем учителе, профессоре Льюисе Кейсе, который ввел меня непосредственно в удивительную область драматического «неравенства» даже среди «идентичных» близнецов. Доктор Льюис Кейс – своего рода уникум как доктор, организатор и ментор. Сам из близнецов, он возглавил целое научное и клиническое направление – изучение близнецов – двойняшек, тройняшек и больше (так называемых «малтиплс»). Он стал одним из вдохновителей и организаторов международных праздничных фестивалей близнецов в Твинсбурге, Огайо, во время которых там проводились исследования близнецов учеными из самых престижных университетов мира, включая Российских. Во время фестиваля проходили необыкновенно красочные шествия нарядно и одинаково одетых близнецов. Главная идея фестиваля была подчеркнуть уникальность и поразительное сходство между близнецами всех поколений. Близнецы охотно проходили тесты, подчеркивающие сходность, если не идентичность, близнецов.
Однажды, смотря на праздничное шествий нарядных одинаковых близнецов, профессор Кейс сказал мне, тогда резиденту-медику, что гораздо важнее изучить не одинаковость, а, наоборот, различия, – физические, психологические и медицинские, – между близнецами, и поручил эту тему мне. Моим непосредственным руководителем был доктор Дональд и помогал ему его идентичный близнец Леон.
Во время совместной работы мы очень подружились. Дональд сам говорил, что он и Леон отличаются друг от друга как небо и земля, хотя внешне они неразличимы. В жизни и, особенно, на фестивалях они, по традиции, одевались и стриглись одинаково, и, вообще, проповедовали теорию полной идентичности идентичных (монозиготных) близнецов, а разницу их характеров объясняли неодинаковой любовью родителей и «некоторыми внешними факторами». Оба рассказывали несметное количество анекдотов и эпизодов «взаимозаменяемости» друг друга в школе, спорте, и в отношениях с противоположным полом. Мы детально исследовали множество пар близнецов как на фестивалях, так и в клинике, пока не убедились, что различий между близнецами почти столько же, сколько и сходства. Результаты принципиальных различий, вплоть до полярности были потом опубликованы. Но больше всего меня поразила история самих Дональда и Леона, поскольку я был их студентом и многолетним свидетелем их работы и взаимоотношений.

Их родители были профессорами в дореволюционном Петербурге и вовремя сбежали из России в Америку в начале прошлого века, и перебивались, продавая русские книги русским, постепенно создавая нечто подобное Дому Книги в Питере. Близнецы были «подарком судьбы», и родители отдавали все сбережения, одевая детей одинаково и красиво, подчеркивая их сходство. Леон был на 20 минут старше Дональда и считался «старшим» братом. Дети с рождения были связаны друг с другом, спали в одной кроватке головой друг к другу, как любят многие близнецы, и разговаривали между собой на своем странном, непонятном для всех языке, который ученые называют «идиоглоссия». Родители различали близнецов – ползунков и дошколят, – только потому, что Дональд был левшой и крутил свои волосы левой ручкой. Оба ходили друг за другом и не хотели общаться с другими детьми. Постепенно начали появляться различия. Дональд обожал молоко, а Леон стал к нему аллергичен. Дональд рос добрым и послушным, любил слушать и запоминать сказки и рано сам начал читать, а Леон предпочитал прыгать и задирать брата. Дети начали ссориться и часто драться. но в школе держались вместе, производя впечатление неразделимой пары. Оба решили заняться спортом и тут различия были еще более поразительны, удивляя учителей и тренеров.

Леон сразу вошел во вкус бокса и легкой атлетики, стал звездой школы в спорте и делал успехи в математике, а Дональду понравилась акробатика, иностранные языки и уроки истории. Их вкусы и интересы продолжали двигаться в разные стороны. Никто бы на это не обращал внимания, если бы не драматические различия в характерах. Дональд был мягким, мало говорил, любил слушать и сопереживать, любил читать про искусство и писать стихи, прощал брата за агрессивность и ябедничество, но иногда жестко давал сдачи, хотя злился недолго. Леон рос полной противоположностью, был доминантным, гиперактивным, задирал всех и лез в драку. В то же время он был подозрителен и «доносил» на брата, подставляя его под наказания родителями за свои проступки. Фотографии кудрявых красивых одинаковых близнецов неоднократно появлялись на стендах, но Леон на сьемках ерзал и фото спокойного улыбчивого Дональда выглядело лучше, что приводило Леона в бешенство. Он срывал и рвал фотографии. Когда пришла пора подумать о будущем, Дональд решил стать врачом – онкологом. Леон из «старшего» и ведущего вдруг «стушевался», стал «ведомым» и спрашивал советы брата по жизненным вопросам. Он пытался вместе с Дональдом сдать вступительный экзамены, но провалился и пошел в армию, где стал заниматься компьютерной фотографией, был во Вьетнаме и, в конце концов, попал в Пентагон штабным работником.

Оба женились почти в одно время на женщинах похожих по характеру – доминантных и критичных. Братья стали редко общаться. То ли их жены разделили, то ли Леон стал так часто звонить Дональду и слезливо жаловаться, что его жена и дочь «пилят его со всех сторон», а он ведет себя как послушный подкаблучник. Дональд же терпел недолго и быстро разошелся, но сумел сохранить цивильные отношения с бывшей. Он снова женился, казалось удачно. У Дональда стали проявляться сильные лидерские и организаторские способности, которые вместе с его блестящими научными статьями быстро подняли его на уровень зав. департаментом онкологии известного университета и принесли ему международную известность как онколога и генетика. Вместе с профессором Кейсом они опубликовали несколько руководств, ставших классическими.
Судьба любила Дональда! Но, недолго. Драма пришла внезапно – у самого Дональда обнаружили рак кишечника. Ему, онкологу, не надо было объяснять, что это такое. Операцию провели немедленно – резекцию 30 см кишечника с выводом калового мешка наружу… Это ему-то – гордому красавцу и эстету!

Вы спрашиваете – кто страдал больше всех? – Леон!! Ведь он – близнец, – а значит – его тоже ждет неотвратимый рок! Леон жутко боялся смерти, плакал и не спал ночами. А у Дональда слез не было. Для него – работа «must go on». На одной из лекции студентам, каловый мешок вдруг оборвался и содержимое вылилось в брюки. Студенты вскинули головы. Дональд напрягся, но потом громко и спокойно сказал: «У меня оборвался каловый мешок. Разрешите сделать перерыв раньше…». Потом лекция продолжалась по плану. Никто не смеялся.

Внутренняя сила Дональда была поразительна. Мы уже стали дружить семьями, когда я узнал, что от него ушла жена через день после операции, и я принес ему кисель из русского магазина. На прикроватном столике в красивой рамке стояла фотография его жены, которая, уйдя, прихватила все ценности. На мой удивленный взгляд Дональд спокойно сказал: мне сейчас нельзя злиться – нужны силы для выживания. Я её любил. Злиться я буду потом…

Все вокруг удивлялись стоицизму Дональда в его тяжелой болезни и эмоциональной слабости так и не заболевшего близнеца Леона. Кстати, почему близнец не заболел? Почему у них ВСЕ противоположно – разная доминантность руки и глаз: противоположность характеров, а теперь эта странность с болезнью только одного? Значит, даже идентичные близнецы могут не только различаться между собой, быть «полярными» не только внешне, но и в характерах, интеллекте и, даже, в болезнях! Что случилось – ведь гены то одинаковы?

Прошло пять лет после смерти Дональда, и друзья собрались вспомнить друга. Леон, здоровый и веселый, повторялся, рассказывая одни и те же забавные случаи заменяемости брата; со смехом рассказывал, как бывшие пациенты брата, видя его, Леона, благодарят за излечение. Друзья вежливо улыбались.

Уж если у близнецов нет «равенства», то что говорить о спорте! Недавно я сам слышал, как тренер по гимнастике объявляет по радио приглашение в секцию: «…у нас все участники соревнований получают одинаковые призы. Никто не в обиде!» Но ведь в спорте «равных» не бывает и быть не может! Даже среди близнецов. На то и существуют соревнования!

Сравнивая результаты олимпийских близнецов – гимнастов, баскетболистов, бейсболистов, шахматных королей, Давид Эпштейн в своей книге “Sports Gene” делает вывод, что, несмотря на совершенно одинаковые подготовку и условия проведения соревнований, близнецы-спортсмены всё-таки неравны друг другу. Почему? Разница в генетике или окружающей среде?

В 1990 году биолог Эриксон в работе “Toward a science of exceptional Achievement” писал, что роль генов преувеличена и что для достижения высших результатов в любой области от спорта до музыки и в науке нужно 10.000 часов занятий, что эквивалентно 10 годам интенсивной практики. Сначала, «Правило Эриксона» приняли как факт, и все бросились в спортзалы стать олимпийцами в ближайшие десять лет! Результат – печальный конец ещё одной научной сказки.

Кто еще, как не олимпийского уровня идентичные близнецы, представляют идеальную модель для сравнения роли генетики (природных данных) и внешних факторов (семьи, воспитания, питания, тренировки, и т.д.) в достижении спортивного Олимпа?

Честно говоря, семьи близнецов не поддерживают конкуренцию между близнецами, но стремление к идентификации собственного «Я» побеждает. Олимпиец Оскар Молина, соревнуясь со своим близнецом, не только похудел, но добился разрешения выступать за другую команду другой страны, поскольку его родители родились в Мексике. Целый выпуск журнала «Twin Research and Human Genetics» посвятил сравнению результатам соревнований между близнецами из местных спортивных клубов, колледжей, университетов, любительских и профессиональных команд их тех видов спорта, где были выявлены монозиготные близнецы: борьбе, футболе, гимнастике, легкой атлетике.

Вывод? Упорная практика и максимально интенсивный треннинг – это основа успеха –неоспоримый факт. Но (!), они, как ни странно, только часть подготовки. Другая (и основная) часть истории олимпийского успеха – это генетически обусловленные физические данные (hardware) плюс – психологические способности (software) – разница в целях, важность победы или поражения, попадания «в зону второго дыхания» отделяют первое место от второго, победу от поражения.

Тренеры, которые работали с идентичными близнецами в баскетболе, сначала были поражены молчаливым и мгновенным взаимопониманием между близнецами во время матча. Сами близнецы подтверждали, что сокровенное знание друг друга позволяло им легко почувствовать, что другой близнец думает и сделает ли он пасс или сам закинет мяч в сетку. Позже, тренеры начинают различать близнецов и их игру и кто из них «ведущий». Верно, что идентичные близнецы обладают уникальным чувством конкуренции друг с другом и, в то же время – удивительной поддержки друг друга. Когда горнолыжник Фил Маре (Phil Mahre) шел на Олимпийское золото в 1984, он сказал своему брату Стиву, который выступал за ним: «Слушай, что ты должен сделать, чтобы побить меня…». Стив не побить не смог…

Влияние природных факторов, определяемых генами, оказалось решающим для достижения Олимпа. В книге “Why Michael Could’t Hit” невролог Harold Klavans приводит объяснение почему «Майкл» не может стать бейсболистом Большой Лиги, хотя он любит и понимает бейсбол и упорно работает над собой. Потому, что, несмотря на замечательный атлетизм Майкла, его нейроны, нужные для бейсбола, не были использованы и погибли (называется прунинг) и он вряд ли достигнет вершины в этом спорте. Один мастер по шахматам иступлено практиковался 25.000 часов, но так и не стал чемпионом. Современные исследования элитных достижений убедительно продемонстрировали, что в самом начале даже маленькая разница в талантах приводит к огромной разнице в конце. Это как бы подтверждение универсального принципа в физике – зависимости любого процесса от начала – таланта, т.е. от генетических факторов. Стартовый талант спортсмена по прыжкам в высоту, например, зависит от длины его Ахиллова сухожилия.

В 1908 Edward Thorngike – отец современной психологии обучения (Educational Psychology) разработал тест, чтобы определить: что определяет успех: природная способность или обучение (nature vs nurture). Он, кстати, показал, что даже пожилые люди способны овладевать новыми навыками, скажем, в математике, если были склонности к этому в детстве. Другими словами, если есть «hardware», т. е. генетическая склонность, то в любом возрасте учебная программа (learned software) может эту способность развить!

Современные генетические исследования, опубликованные в журнале Science в 2021 г. показали, что даже идентичные монозиготные близнецы начинают отличаться друг от друга почти с момента зачатия. Это происходит приблизительно так: генетическая дифференцировка идентичных близнецов начинается, как только эмбрион разделяются и отделяются друг от друга на пятой мутации ДНК и образует два или три идентичных эмбриона, теоретически с таким же ДНК. С этого момента, несмотря на внешне огромное сходство, внутреннее различие между близнецами начинает усиливаться не только функционально, но и в склонности к болезням из-за вариаций в разных частях генома. Гены при дальнейшем развитии будут копироваться, поскольку каждая клетка имеет свою собственную ДНК. Многотысячное копирование приводит к вариациям и ошибкам. Поскольку мутации идут случайно, гены близнецов начинают различаться. Мутации могут повлиять на яичники и сперму «хозяина» и могут передаваться по наследству. Количество мутаций, полезных и вредных, возрастает с возрастом родителей. Понятно. что у некоторых пар близнецов вариаций было больше, чем у других и «буквы» ДНК могут быть заменены или «потеряны», и эти близнецы отличаются друг от друга больше, чем пары других близняшек. Близнецы – это не клоны друг друга. У них нет одинаковых деформаций скелета. Их отпечатки пальцев различны и доминантность рук и глаз и характер могут быть различны.

С точки зрения науки можно сказать, что даже самые «идентичные близнецы не одинаковы и у них «равенство и братство» не абсолютно. «Гены неравенства» могут сделать близнецов «полярными»!

Идея телепатической связи близнецов пока еще экспериментально не подтвердилась, хотя есть серьезные доказательства связи ощущений и эмоций, например, физической боли и душевных травм друг у друга. Что касается генетики спорта, то сейчас выявлен «ген спортивных достижений» – SRY ген на Y хромосоме. Вариации и рекомбинации этого гена и обуславливают «неравенство» атлетических достижений даже у монозиготных близнецов.

Современная наука твердо установила, что для серьезных успехов нужно сочетание генетических факторов и условий окружающей среды, включая воспитание и серьезную тренировку. Тем не менее, это научный факт, что в паре «Гены – Тренировка» генетика является ведущим и основополагающим фактором, когда речь идет о выдающихся академических (интеллект – генетически обусловлен) и спортивных достижениях. Индивидуальные качества личности – мотивация, фокус и настойчивость – отшлифовывают природные данные. Кто-то из дотошных даже подсчитал, что академический и спортивный успех основывается три четверти на генетических факторах (включая темперамент и интеллект) и треть (26%) отводится домашним условиям, привычкам, стилю воспитания и образования. Авторы, кстати, делают вывод, что нельзя винить учителей в неуспеваемости учеников. Равные возможности в образовании не означают равные академические успехи! «Равенство» в образовании не бывает!!

Нет равенства, кстати, и между мужским и женском спортом. Попытка политиков ввести трансгендера – бывшего мужчиной в женский спорт просто убьет женский спорт, потому что SPY в У хромосоме трансгендера остается мужской. С другой стороны, в силовых видах спорта женщины – трансгендер в мужчину еще не скоро поднимутся на пьедестал.

Мы рождены быть разными, мы проходим по жизни по-разному и мы не хотим, чтобы политики развязали войну за «равенство», в котором мы все погибнем.

Мы все неодинаковы.

«Вкусы людей весьма разнообразны, характеры капризны, природа их в высшей степени неблагодарна, суждения доходят до полной нелепости», утверждал Томас Мор («Утопия»).

Даже пешки в шахматах не равны друг другу в игре. Люди – не пешки и не клоны. Клоны умирают, как умерла клонированная овечка Долли. Если кто-то в чем-то последний, то в чем-то другом должен быть первым. Жизнь это – соревнования, это борьба за своё место среди других. Если не с кем соревноваться, человек соревнуется сам с собой

У нас у всех своя «генетика неравенства», но мы можем компенсировать ей воспитанием. Очень своевременно звучит предупреждение Ивана Ефремова в «Лезвие бритвы»: «Мы разучились воспитывать. Заменили разнообразие обучения многочасовым сидением в школе и над уроками и думаем, что все в порядке».

Свобода, равенство и братство – это завораживающие мифы, погубившие миллионы людей и, возможно, погубят всю цивилизацию. Настоящая Свобода — это каждого самодисциплина стать «другим» («сильнее, дальше, выше»!). Неравенство у нас в генах. Трудно не согласиться с Марком Зальцем, что «неравенство есть главное условие эволюции и жизни на планете».

Люди интересны именно потому, что мы все такие разные и нас нельзя уравнять.

Евгений Евтушенко на одной из наших встреч в доме у еще одного интересного человека прочитал свои стихи и среди них были такие:

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее…

Точно сказано!

Ia

Анонимное письмо коллегам от профессора Калифорнийского университета в Берк

Уважаемые профессора X, Y, Z:

Я один из ваших коллег в Калифорнийском университете в Беркли. Я с вами знаком, хотя и не слишком близко. Прошу прощения за то, что пишу вам анонимно, ибо раскрыв своё имя я рискую потерять работу здесь и вообще нигде не смогу работать по специальности.

В своих недавних ведомственных письмах вы упомянули нашу приверженность к paзнooбpaзию, однако меня все больше тревожит как раз отсутствие paзнooбpaзия мнений о недавних протестах и реакции на них нашего общества. В предоставленных вами ссылках и ресурсах я не смог разыскать ни одного убедительного контраргумента или альтернативной теории чтобы объяснить сравнительно малое число чepнoкoжих в научных кругах, и наоборот, их большое количество в местах заключения. Все объяснения в ваших документацияx совершенно одномерны: в проблемах чepных виноваты бeлыe, или, когда вины бeлых выявить напрямую не получается, обвиняется «cиcтeмный pacизм», якобы въевшийся в американские мозги, души и учреждения.

Множество убедительных возражений было высказано трезвыми голосами против этого тезиса, в том числе чepными интеллектуалами, такими как Томас Соуэлл и Уилфред Рейли. Эти люди не pacиcты или “дяди Тоoмы”. Они серьёзные ученые, которые отвергают ocкopбитeльную идею, будто чepные ни на что не способны и все их проблемы вызваны лишь внешними факторами. Мнение этих учёных полностью отсутствует в опубликованных письмах Калифорнийского Университета в Беркли. Утверждение, что трудности, с которыми сталкиваются чepныe, упрощённо объясняются влияниями извне, такими как бeлый pacизм, нaцизм и прочие формы диcкpиминaции. Подобные заявления являются не более, чем гипотезами, которые могут быть оспорены серьёзными историками. Вместо этого, без серьезного рассмотрения её ошибок, гипотеза представлена как аксиома и истина в последней инстанции, вовсе не заботясь о том, что чepнoe население выглядит в ней пaccивным и бeздapным. Эта гипотеза искажает нашу систему и всю нашу культуру, не оставляю никакой-либо возможности для инакомыслия вне пределов этой установки.

В подавляющем бoльшинстве случаев претензии, представленные Вlасk Livеs Mаttеr (ВLМ) и их союзниками, либо основaны на частных случаях или совершенно открыто подтасованы. Например, давайте рассмотрим долю чepныx американцев в тюрьмах. Эта пропорция часто используется для характеристики уголовного пpaвocудия, как «aнти-чepнoгo». Однако, если мы используем точно такую же методологию, нам придется сделать вывод, что система уголовного правосудия еще более «aнти-мужcкaя», чем «aнти-чepнaя», так как в тюрьмах куда больше мужчин, чем жeнщин. Будем ли мы в таком случае характеризовать уголовное правосудие как cиcтeмный заговор против невинных американских мужчин? Надеюсь, вам ясно, что подобный тип рассуждений является слабым и требует существенного пересмотра. Чepныe не попадают в тюрьмы в более высокой пропорции, чем их пропорция в нacильcтвeнных пpecтуплeниях. Этот факт был продемонстрирован множество раз во всевозможных юрисдикциях в разных странах. Тем не менее, я вижу, что мой факультет некритически перекладывает вину чepныx на плечи бeлых, постоянно повторяя утверждение о «винe бeлыx перед чepными».

Если мы будем утверждать, что система уголовного правосудия pacиcтcкaя в пользу бeлыx, то почему тогда aзиaты-амepиканцы, индeйцы или нигepийцы-амepикaнцы попадают в тюрьмы гораздо реже, чем бeлыe aмepикaнцы? Это какой-то странный вид «бeлoгo pacизмa/нaцизмa». Даже eвpeи-амepиканцы попадают в тюрьму куда реже, чем бeлыe нe-eвpeи. Я думаю, будет справедливо сказать, что cpeдний нaциcт-pacиcт не испытывает большой любви к eвpeям. И тем не менее, эти воображаемые бeлыe pacиcты заключают в тюрьмы нe-eвpeeв куда чаще, чем eвpeeв. Ничто подобного не рассматривается в вашей литературе. Вы ничего не объясняете, а лишь машете руками и кричите: «pacиcтcкий лaй», «говорить о мeньшинcтвax — это pacизм», «только фaшиcты говорят о чepных пpecтуплениях пpoтив чepныx», и так постоянно. Подобные заявления не основаны на фактах, а есть лишь ocкopбитeльныe ярлыки, цель которых заткнуть рот и подавить дискуссию. Любой серьезный историк подтвердит, что подобная opтoдoкcaльнaя тактика характерна для диктaтopcких режимов или peлигиoзных cooбществ. Её цель — сокрушить несогласных и изгнать из нашего факультета культуру критики.

На нашем факультете все чаще нас призывают соблюдать установки и выражать согласие с движением ВLМ, которое имеет, мягко говоря, проблематичный взгляд на историю, а кафедра требует единогласного подчинения этим требованиям. Любое кажущееся единство, безусловно есть следствие того, что несогласие может почти наверняка привести к увольнению или отмене контакта, а это совсем не пустяк для бoльшинcтвa из нас.

Я лично не осмеливаюсь высказываться против ВLМ, и подобное «согласие» создаёт иллюзию якобы eдинcтвa, массово производимого администрацией университета, штатными профессорами с гарантированной работой, корпоративной Америкой и СМИ. Наказание за инaкoмыcлиe представляет собой явную опасность в наши турбулентные времена. Я уверен, что если бы я подписал это письмо своим именем, я бы потерял свою работу и шансы найти место, где бы то ни было, хотя я искренне верю в то, что здесь написал и могу доказать каждое написанное мной слово.

Подавляющее бoльшинcтвo случаев нacилия в отношении чepнoкoжeгo нaceлeния совершается самими чepными людьми. Для этих безымянных жертв не организуют процессий протеста, минут молчания, нет душераздирающих писем от руководства университета, деканов и руководителей других подразделений. Идея такой политики ясна: жизни чepных важны только тогда, когда их отбирают бeлыe. Чepнoe нacилиe естественно и считается нормальным, а вот бeлoe нacилиe требует объяснения и предупреждения. Не подсказывает ли вам ваша совесть, что этот фанатичный подход ужасно нecпpaвeдлив?

Обсуждение нeбeлых жepтв чepнoго нacилия не разрешено, хотя это число намного превышает чepных жepтв бeлoгo нacилия. Это особенно бросается в глаза в районе Сан Франциско, где нападение чepных на aзиaтoв превратилось в эпидемию до такой степени, что шеф полиции обратился к aзиaтcкoму нaceлeнию не вывешивать на дверях домов традиционные китaйcкиe эмблемы удачи, чтобы не привлекать внимание чepныx гpaбитeлeй, вроде Джорджа Флойда. Для жepтв такого нacилия вы не увидите ни маршей протеста, ни слезливых писем деканов, ни пожертвований от Мак Дональдcа и Уоллмарта. На Историческом факультете наше молчание — это не просто запрет нашей прямой обязанности сказать правду, это прямой отказ от правды.

Утверждение, что чepнoe внутpиpacовoe нacилиe является естественным продуктом прежних ограничений, paбcтвa, и других нecпpaвeдливocтей — ставит вопрос для историков, объяснить, почему интepниpoвaниe и пpитecнeниe япoнцeв или Xoлoкocт eвpeeв в Европе не привели к подобным результатам ни среди япoнцeв-американцев, ни среди eвpeeв-американцев? Американские apaбы были жecтoко дeмoнизиpoваны после 11 сентября, как и китaйcкиe американцы совсем недавно. Тем не менее, обе группы опережают бeлыx американцев почти по всем социально-экономическим показателям. Это относится и к нигepийcким американцам, которые тоже чepнoкoжиe, но по этим показателям опережают бeлыx. Историки должны выделить и обсудить подобные аномалии. Тем не менее, никакое реальное обсуждение невозможно в нынешнем политическом климате кафедры Истории. Обсуждение этих проблем сразу объявляется pacизмoм, хотя именно рассмотрение этих вопросов и есть прямая обязанность историка, а запрет — насмешка над нашей профессией.

Самое ужасное, что наша кафедра была полностью поставлена на служение интересам Демократической Партии. Чтобы объяснить, что я имею ввиду, знаете, что будет, если вы решите финансово поддержать ВLМ, как это рекомендует кафедра? Все пожертвования для ВLМ автоматически переводятся на сайт АсtBluе Сhаritiеs, организацию напрямую занятую выборами демократических кандидатов. Подарки для ВLМ это подарки Джо Байдену для его предвыборной кампании 2020 года. Это полный гротеск, учитывая тот факт, что американские города с наихудшими показателями насилия чepныx-над-чepными и полиции-над-чepными в подавляющем большинстве управляются демократами. Город Миннеаполис был полностью в руки демократов на протяжении более десяти лет и «cиcтeмный pacизм» там был создан именно демократами.

Покровительственное и снисходительное отношение лидеров демократов к чepнoму нaceлeнию, примером которого является почти каждое заявление Байдена о чepнoй pacе, почти гарантируют увеличение проблем, обид, бедности, политики рассмотрения жалоб, которые ещё больше ведут к ухудшению жизни чepнoгo нaceлeния. Тем не менее, пожертвования в ВLМ финансирует избирательные кампании таких людей, как мэр Фрей, которые пассивно наблюдают, как их города превращаются в очаги нacилия. Имея вроде бы изначала благие намерения, движение ВLМ сейчас захвачено политической партией для своих целей. Что еще хуже, сейчас практически нет места для инакомыслия в академических кругах. Я лично отказываюсь служить партии, и вам следует тоже отказаться. Крупные корпорации эксплуатируют ВLМ в своих интересах, и это должно служить всем нам предупреждением, однако этот факт самым наглым образом намеренно замалчивается, игнорируется и даже злонамеренно возвеличивается, как добродетель. Мы — полезные идиоты из бoгaтых клaccов, пpиcлужники Джефа Безоса и прочих современных paбoвлaдeльцeв. Starbucks — организация, использующая в буквальном смысле чepныx paбoв на плaнтaциях своих пocтавщиков, выступает за ВLМ. Sony поддерживает ВLМ, однако в своих изделиях использует кобальт, который добывают в шахтах чepныe paбы, многие из которых дeти. Запрет на обсуждение этих тем отвратителен. На всё это необходимо прилить свет!

Существует множество всевозможных политических спекулянтов paзных цвeтoв кoжи, которые используют pacoвыe различия для paзжигaния нeнaвиcти, чтобы заполучить выгодную для себя административную должность, управлять благотворительностью, заняться академической работой и продвинуться по политической лестнице.

Учитывая ту далёкую от правды дорогу, которую избрал наш Исторический факультет, мы можем рассматривать себя как школу для подготовки жуликов. Их деятельность разъедает и разрушает всякую надежду на гармоничное pacoвoe cocущecтвование в нашей стране и захватывает нашу политическую и государственную систему. Многие их голоса, как это не звучит иронически, являются ceгpeгaциoниcтcкими. Мартина Лютера Кинга, если бы он выступил в нашем кампусе сегодня, обозвали бы «Дядей Тoмoм». Мы обучаем лидеров, которые намерены уничтожить единственно и подлинно успешное этничecки paзнooбpaзнoe общество в современной истории. И это в то время, когда Китай, aгpeccивное pacoво-шoвиниcтичеcкoe и нaциoнaлиcтичecкoe гocудapcтвo с нулевой иммигpaциe и нарушающее пpaва собственных гpaждaн, все более и более выступает в качестве глобальной политической альтернативы Соединённых Штатам, Вот я и спрашиваю вас: это что, умно? Мы, что действительно поступаем правильно?

И наконец, наш университет и кафедра сделали несколько заявлений, возвеличивая и восхваляя Джорджа Флойда. Флойд был peцидивиcтoм-угoлoвникoм, который как-то держал бepeмeнную чepнoкoжую жeнщину под дулом пистолета. Он ворвался в её дом с бандой грабителей и приставил пистолет к её животу. Он мучил и издeвaлся над жeнщинaми в своём районе, зачал множество дeтeй, но никак не способствовал их поддержке или воспитанию, провалив тем самым один из самых основных тестов на порядочность человека. Он был нapкoмaнoм и тopгoвцeм нapкoтикaми, это мoшeнник, который пapaзитиpoвaл на своих чecтных и трудолюбивых соседях.

И вот пожалуйста — руководители университета и историки из Исторического факультета славословят этого нacильника и пpecтупника, возводя его имя в виртуальна святость. Человека, который нападал на жeнщин, на чepнoкoжих жeнщин! При полной поддержке факультета Истории UCB, корпоративной Америки, большинства главных средств массовой информации, множества самых богатейших и наиболее привилегированных элит США, которые формируют общественное мнение, он стал всенародным героем, похороненным в золотом гробу, его формальная семья осыпана подарками и хвалебными эпитетами. Американцев подвергают социальному давлению вставать на колени в честь этого жecтoкoгo, злoбнoгo жeнoнeнaвиcтникa. Целое поколение чepнoкoжих пpинуждaют к идeнтификaции с Джорджем Флойдом, самым худшим представителем этой pacы и вообще чeлoвeчecкoгo вида. Мне стыдно за свой факультет. Я бы сказал, что мне стыдно за вас, но, возможно, вы всё же согласны со мной, но просто боитесь, как и я, последствий, если мы скажем правду. Постарайтесь понять, что символизирует акт вставания на колени, когда тебе нужно встать на колени, чтобы сохранить работу?

То, что я сейчас скажу, не должно принизить значимость моих аргументов, но всё же хочу отметить, что я сам цвeтнoй, чepнoкoжий. Моя собственная семья не раз была жepтвoй личнocтей, подобно Флойду. Мы хорошо знаем об унижaющей пopче, которую напускает на нашу pacу Демократическая партия. Она ocкopбитeльнo предполагает, что мы слишком глупы, чтобы изучать науки, что нам нужна особая помощь и более низкие требования к продвижению по жизни — всё это хорошо нам знакомо. Я иногда спрашиваю себя, не было бы проще иметь дело с открытыми фaшиcтaми, которые по крайней мере были бы откровеннее, называя меня нeдoчeлoвeком?

Вездесущие приниженные требования и постоянное утверждение, что решения бедственного положения моего нapoда основаны исключительно на доброй воле бeлых, а не на нашем собственном труде, является психологически разрушительными. Ни одна другая группа в Америке таким образом систематически не деморализована. Целое поколение чepныx дeтeй приучают к мысли, что только прося, плача и крича, они получат подачки от преисполненных чувством вины бeлoкoжих. Ничто так не разрушительно для их будущего, особенно, если у бeлыx вдруг иссякает чувство вины, или если в Америке вдруг исчезнут бeлыe люди.

Если бы нечто подобное было сделано для япoнcких американцев, или, скажем, китaйцeв-американцев, то Чaйнaтaун и Джaпaнтaун наверняка не отличались бы от сегодняшних самых жутких районов Балтимора и Восточного Сент-Луиса.

Факультет Истории UCB в настоящее время является активным институциональным промоутером разрушительной и клеветнической ошибки в отношении чepнoй pacы. Я надеюсь, что вы сможете оценить горечь этого сообщения. Я не поддерживаю ВLМ. Я не поддерживаю позицию демократов и бесспорный захват ими нашего отдела. Я не поддерживаю партийный захват моей pacы, как недавно сделал Байден в своем знаменательном интервью, утверждая, что голосовать за демократа и быть чepным — это синонимы. Я осуждаю методы, приведшие к гибели Джорджа Флойда и присоединяюсь к призыву о большей подотчетности и реформе полиции. Однако я не стану делать вид, что Джордж Флойд был чем-то иным, чем гpyбым жeнoнeнaвиcтникoм, жecтoким человеком, который встретил свой предсказуемо жecтoкий конец.

Я хочу встать на защиту богини Истории.

Клeo — это не cмиpeнная cлужaнкa для политиков и корпораций. Как и мы, она свободна.

Перевод Якова Фрейдина
Original

От переводчика: После того, как это письмо было опубликовано, оно вызвало яростный отпор Университета Беркли. Один из профессоров публично заявил в своём блоге, что в письме всё неправда, никто не подавляет свободы слова на факультете, и вообще, никто из профессоров не мог написать подобное. Однако, ни одного контраргумента против того, что написано в письме, он привести не смог. На этот отпор один из комментаторов заметил: «Это прекрасно написанное и убедительное письмо. Какая разница, кто его написал?»

Ia

Хотят ли русские войны

Хотят ли русские войны
В 1967 году, мне удалось поступить в медицинский институт и начало осени я, как и все студенты города Иванова, проводил «в колхозе», на картошке.
Выходных, во время ударного труда, студентам не полагалось, но раз в десять дней можно было устроить баню.
Каковую мы с приятелем натопили, наносив вдосталь воды и попарившись вместе с двумя местными мужиками, присоседившимися за компанию, блаженствовали на лавочках у высоченного забора бывшего дома культуры.
Сам дом культуры уже совсем развалился и осталось от него только заросшее бурьянами пространство, с кучей гнилого дерева и прочего мусора посередине.
Но забор еще стоял.  И висел на нем дошедший из прошлого плакат, на котором вполне можно было разобрать изображение Ленина, сильно попорченное погодой, и слова: «Верной дорогой идете товарищи!»
Церковь на холме неподалеку, красивая, красного кирпича, еще стояла, но, если подойти поближе, видно было, что остались от нее одни стены.
До революции село на реке было большим, торговым, и в нем даже хотели открыть какое то училище.
Шесть улиц, из которых осталась только одна, да и та зияла  пустырями на месте брошенных усадеб. Среди пустырей, торчали дома, потемневшие от дождей но пока еще жилые, как редкие уцелевшие зубы во рту деревенской старухи.
Время было переломным. Не далее как  в июне прошлого года, израильские сионисты вчистую разгромили Египет и Сирию, открыто вооружаемые и поддерживаемые Советским союзом.
Разнесли в пух и прах, несмотря на бесконечное количество советских военных инструкторов «помогавших» в каждом батальоне и даже роте. Причем арабскую авиацию - даренные советские самолеты, кторыми были набиты под завязку аэродромы, уничтожили на земле. 
Позор!
И как будто этого еще мало, в январе 67, генеральным секретарем в Чнхословакии был избран  Дубчек и с этого началась история «социализма с человеческим лицом», месяц назад, в августе, задавленного гусеницами советских танков.
Момент был, коротко говоря, исторический. У советских руководителей, во главе с Брежневым, недавно еще казавшихся нормальными людьми, симпатичными даже, пусть и не очень приличными, стремительно отрастали клыки и когти.
Я об этом совершенно не думал.
Мысль о том, что лучшие годы жизни придется провести в выгребной яме, даже в голову не приходила, поскольку другой жизни я никогда не видел.
Стаканчики были крохотные, старинные, зеленого стекла, и назывались шкалики ( по объему – 61 мл) но самогон, который гнала тетя Дуся был фирменый, первач, прозрачный как детская слеза, хоть и подванивал слегка сивухой, крепкий до того, что можно было его зажечь.    
После четвертого шкалика все вокруг стало приятно расплываться и как разговор скатился на политику я, совершенно не помню.
Вырванный из блаженства я обнаружил, что о политике, и сразу на повышенных тонах рассуждает дядя Саша, колхозный конюх.
Человек он был своеобразный и прозвище имел необычное: Матрос – танкист.
Приняв на грудь немного самогона начинал подробно и довольно связно вспоминать войну и свою службу на мониторе «Железняков» Дунайской, ордена красного знамени военной флотилии. После того же как доза увеличивалась, воспоминания плавно переходили в танковое сражение под Прохоровкой, в котором молодой дядя Саша командовал тяжелым танком КВ, Клим Ворошилов. Очевидцы или злые на язык выдумщики, утверждали даже, что в прежние времена, когда дядя Саша был помоложе и насчет самогона покрепче, ему иногда удавалось, без потери сознания допиться, до участия в воздушных боях под командованием знаменитого советского аса и трижды героя А.И. Покрышкина.
Но добавить к прозвищу слово летчик, местным жителям видимо показалось слишком длинно.
На самом деле дядя Саша всю войну прослужил в обозе при лошадях. И был там видимо вполне на своем месте, поскольку в лошадях, сбруе, телегах и тому подобном разбирался досконально.
Сейчас он кричал, стуча кулаком левой руки по лавке и размахивая зажатым в правой пустым шкаликом:
─ «Реакцию бля, мировую бля, развели бля ─ кричал дядя Саша, ─ социализма бля демократицкого захотелось, вот вам демократицкого бля и помахал кулаком куда то в сторону забора. Раскольники бля, продажные шкуры мать их...
При этом возбуждение его достигло такой превосходной степени, что пуговицы на ширинке пришитые видимо гнилыми нитками отлетели в сторону и присутствовавшим явился немаленький дяди Сашин член, обтянутый застиранными трусами и торчавший теперь словно гульфик на картинах старых мастеров.    
Еврею, тем более просочившемуся в советский мединститут, в таком случае  следовало помалкивать. Но 4 шкалика бродили у меня в крови, и связь между языком и мозгом оказалась нарушена.
─ «Ну чего ты, дядя Саша в самом деле разорался? ─ вежливо спросил я, ─ Ну нравится им социализм с человеческим лицом, ну и пусть бы, и хрен бы с ними!»
Дядя Саша, матрос, танкист и обозник остановился, набрав воздуха в рот, и смотрел на меня в упор. Пауза затягивалась.
─ «А ты молчи морда не русская, ─ высказался он наконец, ─ что ты можешь понимать в русской душе!»
И сделал движение разорвать на груди рубашку.
Но так как мы все, по теплу и после парной, сидели голые до пояса, успеха не достиг.
─ «Ты молчи, ─ глаза его сузились, будто смотрел на меня в прицел. ─ Жидовская  твоя морда!»
Неизвестно, как далеко мог бы зайти этот опасный разговор, и какие последствия иметь, но в те времена я был очень озабочен национальным вопросом. И слова «жидовская морда», воспринимал как личное, кровное оскорбление. Так что беседа резко прервалась. А сила во мне в те далекие времена была немеряная. Легко, одной рукой я поднимал на телегу и ровно укладывал полный под завязку мешок с картошкой.
Так что уже через пару минут дядя Саша сидел на лавочке тщательно умытый и прижимал к грандиозному, в пол-лица, синяку полотенце, смоченное ледяной, колодезной водой.
─ «Ты посмотри- ка, ну-ка, посмотри ─ Бормотал он удивленно. ─ А я так думал, что эти… самые… еуреи и драться вовсе не умеют!»
─ Ну как же, ─ Отвечал ему приятель, дядя Федя. ─ А вот, о прошлом годе арабов бля как они раскатали.»
Дядя Саша помотал головой.
─ «Ну так чего бля, так тож арабы, бля!»
─ «Да ладно тебе, чего там, ─ Дядя Федя был от природы миролюбив. ─ Давайте лучше  выпьем, вот и первач еще остался бля. Хороший у Дуськи первач, дущевный, грех бля оставлять!»
И принялся разливать по шкаликам.
Тут как раз подошли из бани жены, тетя Дуся с тетей Машей.
Нашлись шкалики и для них.
─ «Выпьем, ─ провозгласил дядя Федя тост. За ето… бля, за мир и дружбу между народами!»
Выпили.
И красиво, на два голоса затянули песню композитора Калмановского, на слова поэта Евгения Евтушенко, орденоносца и лауреата, «Хотят ли русские войны?»
Причем тетя Маша, от полноты чувств, даже прослезилась.
КОНЕЦ     
2019
Ia

О школьном образовании

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ [апр. 9, 2019|10:49 am]

Я много читал статей о школьном образовании. Как правило, эти статьи посвящены размышлениям на тему, почему современное образование такое плохое и как его улучшить. Особенно много таких статей появилось в XIX веке (когда некоторые государства взяли на себя финансирование школьного образования) и в XX веке (когда многие государства взяли на себя финансирование науки и высшего образования).

Рецепты для улучшения качества образования не отличаются разнообразием. Сколько я себя помню (то есть, как минимум, в последние полвека), почти все разговоры об образовании сводятся к тому, чтобы повысить качество обучения; поднять зарплату учителям; использовать в обучении современные технологии и технические средства. И всё это, вроде бы, делается. Но что-то подсказывает мне, что и через пятьдесят лет люди будут говорить о школьном образовании то же самое: повысить качество обучения; поднять зарплату учителям; использовать в обучении современные технические средства…

Статьи на темы школьного образования часто сводятся к вопросу "как?" Как заставить учиться тех школьников, которые не хотят учиться? и Как научить тех, которые не могут? Те ученики, которые хотят учиться (а я таких в своей жизни не встречал), выучатся и без нашей помощи. Им помощь не нужна, главное – не мешать. Ну а в идеале – надо создавать для них при университетах специальные школы, которые будут фактически подготовительными курсами для поступления в вуз.

Прежде чем отвечать на вопрос "как?", надо ответить на вопрос "зачем?" Зачем государство вообще платит за всеобщее школьное образование?

Массовое детское образование связано с массовым привлечением мужчин (а потом и женщин) к работе на производстве. Другими словами, родители отправляют своих детей в школу не столько для того, чтобы дети там чему-то полезному научились, сколько для того, чтобы дети были под присмотром, пока родители на работе.

Одна из главных причин, почему государство согласилось оплачивать учёбу мальчиков, – для освоения сложной военной техники в армии требовались хотя бы основы технических знаний. В тех странах, где существует призывная армия, это соображение остаётся в силе и сегодня. Впрочем, для освоения действительно сложной современной военной техники нужно специальное военно-техническое образование, а для того чтобы просто следовать инструкциям и нажимать в нужное время нужные кнопки, особого образования не требуется...

Почему государство согласилось оплачивать учёбу девочек – я не знаю. Видимо, в надежде, что образованные матери воспитают трудолюбивых и законопослушных детей, что приведёт к сокращению государственных расходов на тюрьмы, наркодиспансеры, лечебно-трудовые профилактории для алкоголиков и пр. Сразу скажем, что надежды эти не оправдались: количество людей с асоциальным поведением во всех странах во все времена – это величина более или менее постоянная...

Выскажу крамольную мысль: ценность образования в современном мире не повышается, а понижается. Образованные специалисты современному производству, конечно, всё ещё нужны. Но нужны уже далеко не в том количестве, в каком они нужны были в прошлом веке. Процесс автоматизации и роботизации производства набирает темпы. Инженерные специальности перестают быть массовыми.

Сегодня – основной задачей общеобразовательной школы в развитых странах стала, по сути дела, подготовка выпускников к поступлению в вуз. Зачем? Зачем государство тратит на это огромные деньги, если потребность экономики в специалистах с высшим образованием в любой современной стране никак не превышает 25% от всех выпускников школы? Да, повышается роль некоторых специалистов по социальным наукам, потому что постоянно усложняется задача эффективного управления государством или определённой территорией. Но сколько таких специалистов нужно на 89 (или сколько там их теперь в России) областей?

Никакого вреда в том, что дети познакомятся на элементарном уровне и в минимальном объёме с основами всех наук, конечно, нет. Но подготовить всех желающих к поступлению в университет – такую задачу перед общеобразовательной школой ставить нельзя. Такая подготовка должна осуществляться в специальных (частных) учебных заведениях или на подготовительных курсах при университетах, куда (без ограничения возраста) смогут поступать люди, у которых уже есть общее образование.

Итак, кому нужно школьное образование? – 25% учащихся. Кто за это должен платить? Кому нужно – тот пусть и платит (за исключением особо одарённых детей из бедных семей, а таких в масштабах страны – ничтожный процент). Получается, что, как и 200 лет тому назад, большинство родителей отправляют своих детей в школу не столько для того, чтобы дети там чему-то полезному научились, сколько для того, чтобы дети были под присмотром, пока родители на работе...

Сегодня количество рабочих мест почти во всех отраслях народного хозяйства стремительно сокращается, и государству уже нет никакого резона оплачивать услуги государственной няни, которая занимается детьми, пока безработные родители пьют пиво и смотрят телевизор...

Вывод. Школьное образование должно быть, в основном, частным, и платить за образование своих детей должны родители (возможно – при некоторой государственной финансовой помощи в определённых случаях). Надо решительным образом поощрять открытие всевозможных частных школ, каждая – со своей программой и со своими правилами, упростить процедуру получения соответствующих лицензий, сократить количество всяких проверок со стороны государственных инспекторов и пр. Пусть расцветают все цветы. Отдельные родители могут испытывать с этим затруднения, но большинство родителей зла своим детям не хотят и сознательно отдавать их в плохую школу не будут. Вы спросите, а как же в этих условиях осуществлять государственную политику и влиять на результаты образования? А никак! Если государство за это не платит, то его эти результаты особо волновать и не должны. Высшее образование – другое дело. Оно должно быть государственным и регулируемым, но это уже другая тема.
источник жж_yuriflite
Ia

Крайности сходятся

На одном из сайтов попалась ссылка на любопытное исследование. Американский режиссёр-документалист Ами Горовиц опросил студентов Колумбийского университета на тему, как они относятся к новой политике - выделению "безопасных мест" для негров и других студентов с небелой кожей. Под "безопасными местами" понимается отдельное жильё в кампусах, отдельные спортзалы, отдельное проведение выпускных - словом, всяческое отделение и недопущение.

Большая часть опрошенных студентов горячо поддержала эту инициативу: "Да, это нормально, это замечательно". Некоторые, правда, оговаривали: "Ну, если они сами этого хотят"... Что любопытно, потом Горовиц задал этот же вопрос местному представителю Ку-Клукс-Клана - и получил примерно такой же ответ: мол, расовая сегрегация - это ж вообще зашибенски, мы ж всю дорогу за это топим!

Собственно, в этом и состоит "эффект подковы" - когда по многим вопросам позиции ультра-правых и ультра-левых намного ближе друг к другу, чем каждые по отдельности - к центристам. Здесь же сближаются позиции расистов - и душевнобольных... ой, то есть тех, кто изо всех сил болеет душой за права расовых меньшинств.

Ссылка на оригинал статьи:
https://www.dailywire.com/news/45457/watch-ami-horowitz-asks-students-about-colleges-james-barrett
lj_bisey
Ia

Показания очевидца

Хотят ли русские войны?
В 1967 году мне удалось поступить в медицинский институт, и начало осени я, как и все студенты города Иванова, проводил «в колхозе», на картошке.
Выходных, во время ударного труда, сбора «второго хлеба», студентам не полагалось, но раз в десять дней можно было устроить баню.
Каковую мы с приятелем и натопили в воскресенье, наносив вдосталь воды. И попарившись вместе с двумя местными мужиками, присоседившимися за компанию, блаженствовали на лавочках у высоченного забора бывшего дома культуры.
Сам дом культуры уже совсем развалился, и осталось от него только заросшее бурьянами пространство, с кучей гнилого дерева и прочего мусора посередине.
Но забор еще стоял.  И висел на нем дошедший из прошлого, из сороковых годов, плакат. Можно было, хоть и с трудом, разобрать изображение Ленина, сильно попорченное погодой, и слова: «Верной дорогой идете, товарищи!»
Церковь на холме неподалеку, красивая, красного кирпича, еще стояла, но, если подойти поближе, видно было, что остались от нее одни стены.
До революции село на реке было большим, торговым, и в нем даже хотели открыть торговое училище.
Шесть улиц, из которых осталась только одна, да и та зияла  пустырями на месте брошенных усадеб. Среди пустырей торчали дома, потемневшие от дождей, но пока еще жилые, как редкие уцелевшие зубы во рту деревенской старухи.
Время было переломным. Не далее, как  в июне прошлого года, израильские сионисты вчистую разгромили Египет и Сирию, открыто вооружаемые и поддерживаемые Советским Союзом.
Разнесли в пух и прах, несмотря на бесконечное количество советских военных инструкторов, «помогавших» в каждом батальоне и даже роте. Причем арабскую авиацию – щедро подаренные советские самолеты, которыми были набиты под завязку аэродромы, уничтожили на земле. 
Позор!
И как будто этого еще мало, в январе 67, генеральным секретарем в Чехословакии был избран  Дубчек, и с этого началась история «социализма с человеческим лицом», месяц назад, в августе, задавленного гусеницами советских танков.
Момент был, коротко говоря, исторический. У советских руководителей, во главе с Брежневым, недавно еще казавшихся нормальными людьми, симпатичными даже, пусть и не очень приличными, стремительно отрастали клыки и когти.
Я об этом совершенно не думал.
Мысль о том, что лучшие годы жизни придется провести в выгребной яме, даже в голову не приходила, поскольку другой жизни я никогда не видел.
Стаканчики были крохотные, старинные, зеленого стекла, и назывались шкаликами ( по объему – 61 мл), но самогон, который гнала тетя Дуся, был фирменый, первач, прозрачный,  как детская слеза, хоть и подванивал слегка сивухой, крепкий до того, что можно было его зажечь.    
После четвертого шкалика все вокруг стало приятно расплываться, и как разговор скатился на политику я совершенно не помню.
Вырванный из блаженства, я обнаружил, что о политике, и сразу на повышенных тонах рассуждает дядя Саша, колхозный конюх.
Человек он был своеобразный, и прозвище имел необычное: Матрос – танкист.
Приняв на грудь немного самогона, начинал подробно и довольно связно вспоминать войну и свою службу на мониторе «Железняков» Дунайской ордена красного знамени военной флотилии. После того же, как доза увеличивалась, воспоминания плавно переходили в танковое сражение под Прохоровкой, в котором молодой дядя Саша командовал тяжелым танком КВ, Клим Ворошилов. Очевидцы или злые на язык выдумщики утверждали даже, что в прежние времена, когда дядя Саша был помоложе и насчет самогона покрепче, ему иногда удавалось без потери сознания допиться до участия в воздушных боях под командованием знаменитого советского аса и трижды героя А.И. Покрышкина. Но добавить к прозвищу слово «летчик» местным жителям показалось cлишком длинно.
На самом деле дядя Саша всю войну прослужил в обозе при лошадях. И был там видимо вполне на своем месте, поскольку в лошадях, сбруе, телегах и тому подобном разбирался досконально.
Сейчас он кричал, стуча кулаком левой руки по лавке и размахивая зажатым в правой пустым шкаликом.
─ Реакцию бля, мировую бля, развели бля, ─ кричал дядя Саша, ─ социализма бля демократицкого захотелось, вот вам демократицкого бля!
И помахал кулаком куда-то в сторону забора.
─ Раскольники бля, продажные шкуры мать их...
Еврею, тем более просочившемуся в советский мединститут, в таком случае  следовало помалкивать. Но 4 шкалика бродили у меня в крови, и связь между языком и мозгом оказалась нарушена.
─Ну чего ты, дядя Саша, в самом деле разорался? ─ вежливо спросил я. ─ Ну нравится им социализм с человеческим лицом, ну и пусть бы, и хрен бы с ними!
─Шалишь! ─ Завопил он. ─ Нравится бля, не нравится. Кто их спрашивает! По струнке должны ходить! Вот они где у нас бля, вот где их место! Мы русские, мы кровь проливали!
Войдя в полный раж, конюх сжал свой невеликий кулак и стучал им по лавке, отчего полупустая бутыль с самогоном слегка даже подпрыгивала.
─ Бля!
Возбуждение оказалось столь сильным, что член его натянул брюки в области ширинки и, оборвав две пуговицы, пришитые видимо гнилыми нитками, явился миру, обтянутый застиранными трусами.
Теперь член торчал вперед и как бы даже немного вверх, напоминая гульфики, изображенные на картинах старых мастеров.
Надо сказать, что членом дядя Саша обладал весьма немалых, даже завидных размеров. Злые языки, впрочем, утверждали, что радует это обстоятельство в основном Машу, жену дяди Феди, его ближайшего друга, который так увлекался воровством в колхозе и пропиванием украденного, что в кровати толку от него совершенно не было.
─ В рот их! ─ В экстазе орал дядя Саша, ─ Свободы им... В рот и в жопу. Свободы...
И тут вдруг матрос, танкист и обозник остановился, набрав воздуха в рот, и стал смотреть на меня в упор.
Пауза затягивалась.
Но меня совершенно не впечатлила.
Потому что сила во мне в те далекие времена была немеряная. Легко, одной рукой, я поднимал на телегу и ровно укладывал полный под завязку мешок с картошкой.
─А ты молчи, морда нерусская, ─ высказался он наконец. ─ Что ты можешь понимать в русской душе?
И сделал движение разорвать на груди тельняшку.
Но так как мы все, по теплу и после парной, сидели голые до пояса, успеха не достиг.
─Ты молчи, ─ глаза его сузились, будто прицеливался, ─ жидовская  твоя морда!
Неизвестно, как далеко мог бы зайти этот опасный разговор и какие последствия иметь, но в те времена я был очень озабочен национальным вопросом. И слова «жидовская морда» воспринимал как личное, притом кровное, оскорбление. Так что беседа резко прервалась.
Уже через пару минут дядя Саша сидел на лавочке тщательно умытый и прижимал к грандиозному, в поллица, синяку полотенце, смоченное ледяной колодезной водой.
─Ты посмотри-ка, ну-ка, посмотри, ─ бормотал он удивленно. ─ А я так думал, что эти… самые… явреи и драться вовсе не умеют!
─ Ну как же, ─ отвечал ему дядя Федя. ─ А вот о прошлом годе арабов бля как они раскатали.
Дядя Саша помотал головой.
─Ну так чего бля, так тож арабы бля!
─Да ладно тебе,  ─ дядя Федя был от природы миролюбив. ─ Давайте лучше  выпьем, вот и первач еще остался бля. Хороший у Дуськи первач, душевный, грех бля оставлять!
И принялся разливать по шкаликам.
Тут как раз подошли из бани жены, тетя Дуся с тетей Машей.
Нашлись шкалики и для них.
─Выпьем, ─ провозгласил дядя Федя тост. ─За ето… бля, за мир и дружбу между народами!
Выпили.
И красиво, на два голоса, затянули патриотическую песню композитора Колмановского на слова поэта Евгения Евтушенко.
С припевом:
«Хотят ли русские, хотят ли русские,
Хотят ли русские войны.»
Причем тетя Маша, от полноты чувств, прослезилась.
Ia

Воспитание счастливого ребенка

Оригинал взят у chesnova в 21 правило воспитания счастливых детей
"Пятилетний Саша ходит в подготовительный класс американской школы. Через месяц после начала занятий его мама Ольга получила памятку от учительницы, написанную от лица ребенка. Она удивилась и перевела на русский язык. Мы думаем, что здесь сформулированы главные принципы воспитания, пусть и таким неожиданным образом. А вам есть что добавить?

В частной школе «Мэрри Моппетс» (Merry Moppets) крошечного прибрежного городка рядом с Сан-Франциско (США) к душевному благополучию учеников относятся серьёзно. Каждую пятницу дети могут приносить c собой любимую игрушку, а любимые книжки – каждый день. Каждую неделю школа предлагает ученикам сделать что-нибудь весёлое, допустим, объявляет День сумасшедшей причёски или даже День пижамы. А тем подготовишкам, кто не хочет спать днём, учителя разрешают сидеть с фонариками при плотно задёрнутых шторах и рассказывать друг другу любимые сказки.

В этой школе у каждого ребёнка в классе есть свой маленький ящичек. Учитель может оставить в нём материалы для домашнего задания, план занятий на месяц или записки родителям. Именно там Ольга нашла вот это письмо. В нём 21 правило воспитания счастливых детей, написанное от имени ребенка.

1. Не балуй меня, ведь я знаю, что ты не обязана исполнять каждое мое желание.
2. Не бойся быть со мной прямолинейной.
3. Не давай мне привыкать к плохим привычкам. Отвыкать от них мне будет ещё тяжелее.
4. Не заставляй меня чувствовать себя так, будто моё мнение не имеет значения. В такие моменты я начинаю вести себя ещё хуже. Ты должна знать об этом.
5. Не поправляй меня в присутствии других людей. Я лучше воспринимаю информацию, когда ты делаешь замечание с глазу на глаз.( Свернуть )


6. Не заставляй меня чувствовать себя так, будто мои ошибки – это страшные преступления.
7. Не защищай меня всё время от последствий моих поступков. Я должен научиться понимать, что у действий бывает противодействия.
8. Не обращай внимания на мои мелкие придирки, иногда мне просто хочется пообщаться с тобой.
9. Не расстраивайся слишком сильно, когда я говорю, что ненавижу тебя, – я не ненавижу тебя, а бунтую против твоей власти.
10. Не повторяй всё по сто раз, а иначе я буду делать вид, будто оглох.

11. Не давай опрометчивых обещаний. Я расстроюсь, если ты их не выполнишь.
12. Не забывай, что пока я ещё не могу вдумчиво объяснить то, что чувствую.
13. Не требуй от меня правды, когда сердишься. От страха я могу случайно обмануть тебя.
14. Не будь непостоянной, меня это сильно портит.
15. Не оставляй мои вопросы без ответов. Я всё равно пойду искать ответы, но в другом месте.

16. Не говори, что мои страхи – неважные. Они очень важные, совсем не мелкие, и мне становится ещё страшнее, когда ты этого не понимаешь.
17. Не притворяйся совершенной и не совершающей ошибок. Я расстроюсь, когда пойму, что это не так.
18. Не думай, что извиниться передо мной – ниже твоего достоинства. Когда извиняешься, если не права, ты учишь меня поступать так же.
19. Не забывай, что я быстро расту. Тебе придётся перестраиваться очень часто.
20. Не запрещай мне экспериментировать. Без этого я не могу развиваться. Так уж, пожалуйста, делай на это скидку.
21. И последнее – помни, что я не могу вырасти счастливым человеком, если меня не любят дома сильно-сильно. Но ты это знаешь и так!"
Ia

Украинский беженец - возвращенец.

Оригинал взят у strukova_mv в "В Россию. И обратно."
Рассказывает френд в Фейсбуке: Отец одноклассницы моей дочки... Ну, дочки лет пять уже подруги, поэтому и мы с ним друзья. Ну такие, не тянули политику в личные отношения. Он хороший спец, но вот бандеровцев терпеть не может... И революционеров. Ну такое у них общее настроение, бывает. Никому это не мешало, так, пару раз меня спросил, когда уже этот бардак закончится... Ну в таком духе, я ему обещал, что как банда разбежится... Он меня жалел...

Ну ладно, конечно, он живет далеко от центра, ему пришлось два месяца дочку за руку в школу водить, я его понимаю.. В общем, в январе начал он себе искать работу в РФ, потому что "мы с дочкой хотим жить среди нормальных" (они вдвоем, без матери живут, что то там случилось давно).
Школа, кстати, у наших детей русская, и что то я не помню, чтобы там кого то обижали...

Нашел... В Пензе Как человек осторожный, на своей работе тут взял три недели отпуска, объявление о продаже квартиры поставил, чтобы там потом что то подобрать, и 1 марта они уехали...
Подружка еще моей дочке высказала все, что наболело про фашистов, бандеровцев и меня лично - дочка полдня плакала (не лучшая подруга, но вторая, тоже горе...)

Я ей говорю - ну людям там лучше - и слава богу, чемодан-аэропорт-Пенза, интернет есть, будете дружить дальше.
Вчера подруга звонит дочке, извиняется... Та изумленно спрашивает - ты где? - А мы вернулись...
Вау, вчера звоню отцу, спрашиваю, что так... Это кошмар, говорит... Я говорю, в чем кошмар...
Ну, в общем, недели хватило.

На работе восприняли хорошо, дали 12 тысю рублей как аванс за 1ю неделю - вот он аванс и отработал. Помогли временную квартиру подобрать. В понедельник записал дочку в школу, со вторника пошла знакомиться.

Дальше хуже... Естественно, после работы началось обсуждение речи Путина 4го марта и все такое... Тут он допустил ошибку, типично украинскую - напечатал полный текст и сказал - я все поддерживаю и против нацистов, и за Крым у нас, но давайте разберемся вот с этим и этим... Ага... Сразу нацистом и стал... Ему объяснили, что нельзя в такое тяжелое время (или радостное) критически относится к новостям, а уж к ВВП - так и вообще... В общем, в четверг на него уже косились..

Потом он сходил в миграционную службу, для начала насчет вида на жительство и работу. С контрактом, все официально, вот и капец. С ним поговорили вежливо и сказали, сколько это стоит в кассу и сверх кассы. Он, как человек из Киева, сказал, что он подумает насчет взятки но сходит в прокуратуру на всякий случай. Тогда ему сказали - хотите платить еще и прокуратуре - вперед...

Потом дочка - класс ее сразу в бандеровки записал, потому что из Киева... До других дискуссий не дошло. Классная ее стала расспрашивать в среду перед классом, как ей жилось в Киеве.

Она честно наивно рассказала, что в Киеве 8 русских школ, что она тоже в такой училась, никто ее не ущемлял, просто папа не поддерживает нацизм и бандеровщину, и из за баррикад и т.п. они решили переехать в РФ...

На пятницу классная вызвала отца и заявила, что если дочка будет врать публично и дальше (мы же знаем что в Киеве делается НА САМОМ ДЕЛЕ) то учиться ей будет тяжело, и пусть он с ней проведет воспитательную работу...

Потом, отец ее любит там пошутить, что то приятное сказать - но торговля и сервис оказались какими то невеселыми, как он выразился. Вместо улыбнуться - вам що - делать нечего, добрых выходных желать, я на работе (так со злостью).

Короче, папа подумал, как это все пойдет дальше, посмотрел телевизор, собрал вещи и в субботу через Москву они улетели домой.

Резюмировал так - теперь буду каких угодно терпеть украинских фашистов, но там мы жить не сможем...

Еще и извинялся, что наговорил при отьезде...

Такая вот история..