Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Ia

Гены неравенства

Александр Гольбин | Гены неравенства



Если вы верите в Бога или Судьбу, просите их, кроме здоровья, встреч с необыкновенными людьми. Их теперь не так уж много. Многие из них закрылись и скрылись под давлением неистовых либералов, разрушающих всё и терроризирующих всех во имя «равенства» и «равноправия», демагогической «корректности» и общественной морали на уровне общественного туалета. Встречи с необыкновенными людьми –это прикосновения к необычным судьбам. Это дар, приносящий богатство новых впечатлений и удивление неожиданным талантам. Это череда старых и новых запоминающихся встреч, причастности к чему-то большому и, нередко, к многолетней дружбе.
Мне повезло видеть и дружить с необыкновенными, в прямом смысле, людьми. Мой большой друг, энциклопедист Марк Зальцберг (Марк Зальц) – физик, инженер, изобретатель, много лет проработавший в системах НАСА и Хьюстонского университета, музыковед и публицист, – написал прекрасную статью о том, к чему приводит стремление к «равенству». Он пишет, что «происходящее в Америке движение за признание всеобщего равенства всех рас, народов и всех людей очень напоминает аналогичное начало Российской Революции, а, если копнуть глубже, то и Французская Революция началась с того же лозунга «Свобода, равенство, братство». Марк Зальц цитирует Шаляпина: «Свобода» превратилась в тиранию, «братство» – в гражданскую войну, а «равенство» привело к принижению всякого, кто смеет поднять голову выше уровня болота. (Фёдор Шаляпин. «Маска и душа»)».
Требование «равенства»… всегда переходит в требование равенства людей во всём, – пишет Марк Зальц, – в талантах, в равной оплате труда, и так далее.Раздумывая над его статьей, я вспомнил об истории, связанной с другим необыкновенным человеком и моем учителе, профессоре Льюисе Кейсе, который ввел меня непосредственно в удивительную область драматического «неравенства» даже среди «идентичных» близнецов. Доктор Льюис Кейс – своего рода уникум как доктор, организатор и ментор. Сам из близнецов, он возглавил целое научное и клиническое направление – изучение близнецов – двойняшек, тройняшек и больше (так называемых «малтиплс»). Он стал одним из вдохновителей и организаторов международных праздничных фестивалей близнецов в Твинсбурге, Огайо, во время которых там проводились исследования близнецов учеными из самых престижных университетов мира, включая Российских. Во время фестиваля проходили необыкновенно красочные шествия нарядно и одинаково одетых близнецов. Главная идея фестиваля была подчеркнуть уникальность и поразительное сходство между близнецами всех поколений. Близнецы охотно проходили тесты, подчеркивающие сходность, если не идентичность, близнецов.
Однажды, смотря на праздничное шествий нарядных одинаковых близнецов, профессор Кейс сказал мне, тогда резиденту-медику, что гораздо важнее изучить не одинаковость, а, наоборот, различия, – физические, психологические и медицинские, – между близнецами, и поручил эту тему мне. Моим непосредственным руководителем был доктор Дональд и помогал ему его идентичный близнец Леон.
Во время совместной работы мы очень подружились. Дональд сам говорил, что он и Леон отличаются друг от друга как небо и земля, хотя внешне они неразличимы. В жизни и, особенно, на фестивалях они, по традиции, одевались и стриглись одинаково, и, вообще, проповедовали теорию полной идентичности идентичных (монозиготных) близнецов, а разницу их характеров объясняли неодинаковой любовью родителей и «некоторыми внешними факторами». Оба рассказывали несметное количество анекдотов и эпизодов «взаимозаменяемости» друг друга в школе, спорте, и в отношениях с противоположным полом. Мы детально исследовали множество пар близнецов как на фестивалях, так и в клинике, пока не убедились, что различий между близнецами почти столько же, сколько и сходства. Результаты принципиальных различий, вплоть до полярности были потом опубликованы. Но больше всего меня поразила история самих Дональда и Леона, поскольку я был их студентом и многолетним свидетелем их работы и взаимоотношений.

Их родители были профессорами в дореволюционном Петербурге и вовремя сбежали из России в Америку в начале прошлого века, и перебивались, продавая русские книги русским, постепенно создавая нечто подобное Дому Книги в Питере. Близнецы были «подарком судьбы», и родители отдавали все сбережения, одевая детей одинаково и красиво, подчеркивая их сходство. Леон был на 20 минут старше Дональда и считался «старшим» братом. Дети с рождения были связаны друг с другом, спали в одной кроватке головой друг к другу, как любят многие близнецы, и разговаривали между собой на своем странном, непонятном для всех языке, который ученые называют «идиоглоссия». Родители различали близнецов – ползунков и дошколят, – только потому, что Дональд был левшой и крутил свои волосы левой ручкой. Оба ходили друг за другом и не хотели общаться с другими детьми. Постепенно начали появляться различия. Дональд обожал молоко, а Леон стал к нему аллергичен. Дональд рос добрым и послушным, любил слушать и запоминать сказки и рано сам начал читать, а Леон предпочитал прыгать и задирать брата. Дети начали ссориться и часто драться. но в школе держались вместе, производя впечатление неразделимой пары. Оба решили заняться спортом и тут различия были еще более поразительны, удивляя учителей и тренеров.

Леон сразу вошел во вкус бокса и легкой атлетики, стал звездой школы в спорте и делал успехи в математике, а Дональду понравилась акробатика, иностранные языки и уроки истории. Их вкусы и интересы продолжали двигаться в разные стороны. Никто бы на это не обращал внимания, если бы не драматические различия в характерах. Дональд был мягким, мало говорил, любил слушать и сопереживать, любил читать про искусство и писать стихи, прощал брата за агрессивность и ябедничество, но иногда жестко давал сдачи, хотя злился недолго. Леон рос полной противоположностью, был доминантным, гиперактивным, задирал всех и лез в драку. В то же время он был подозрителен и «доносил» на брата, подставляя его под наказания родителями за свои проступки. Фотографии кудрявых красивых одинаковых близнецов неоднократно появлялись на стендах, но Леон на сьемках ерзал и фото спокойного улыбчивого Дональда выглядело лучше, что приводило Леона в бешенство. Он срывал и рвал фотографии. Когда пришла пора подумать о будущем, Дональд решил стать врачом – онкологом. Леон из «старшего» и ведущего вдруг «стушевался», стал «ведомым» и спрашивал советы брата по жизненным вопросам. Он пытался вместе с Дональдом сдать вступительный экзамены, но провалился и пошел в армию, где стал заниматься компьютерной фотографией, был во Вьетнаме и, в конце концов, попал в Пентагон штабным работником.

Оба женились почти в одно время на женщинах похожих по характеру – доминантных и критичных. Братья стали редко общаться. То ли их жены разделили, то ли Леон стал так часто звонить Дональду и слезливо жаловаться, что его жена и дочь «пилят его со всех сторон», а он ведет себя как послушный подкаблучник. Дональд же терпел недолго и быстро разошелся, но сумел сохранить цивильные отношения с бывшей. Он снова женился, казалось удачно. У Дональда стали проявляться сильные лидерские и организаторские способности, которые вместе с его блестящими научными статьями быстро подняли его на уровень зав. департаментом онкологии известного университета и принесли ему международную известность как онколога и генетика. Вместе с профессором Кейсом они опубликовали несколько руководств, ставших классическими.
Судьба любила Дональда! Но, недолго. Драма пришла внезапно – у самого Дональда обнаружили рак кишечника. Ему, онкологу, не надо было объяснять, что это такое. Операцию провели немедленно – резекцию 30 см кишечника с выводом калового мешка наружу… Это ему-то – гордому красавцу и эстету!

Вы спрашиваете – кто страдал больше всех? – Леон!! Ведь он – близнец, – а значит – его тоже ждет неотвратимый рок! Леон жутко боялся смерти, плакал и не спал ночами. А у Дональда слез не было. Для него – работа «must go on». На одной из лекции студентам, каловый мешок вдруг оборвался и содержимое вылилось в брюки. Студенты вскинули головы. Дональд напрягся, но потом громко и спокойно сказал: «У меня оборвался каловый мешок. Разрешите сделать перерыв раньше…». Потом лекция продолжалась по плану. Никто не смеялся.

Внутренняя сила Дональда была поразительна. Мы уже стали дружить семьями, когда я узнал, что от него ушла жена через день после операции, и я принес ему кисель из русского магазина. На прикроватном столике в красивой рамке стояла фотография его жены, которая, уйдя, прихватила все ценности. На мой удивленный взгляд Дональд спокойно сказал: мне сейчас нельзя злиться – нужны силы для выживания. Я её любил. Злиться я буду потом…

Все вокруг удивлялись стоицизму Дональда в его тяжелой болезни и эмоциональной слабости так и не заболевшего близнеца Леона. Кстати, почему близнец не заболел? Почему у них ВСЕ противоположно – разная доминантность руки и глаз: противоположность характеров, а теперь эта странность с болезнью только одного? Значит, даже идентичные близнецы могут не только различаться между собой, быть «полярными» не только внешне, но и в характерах, интеллекте и, даже, в болезнях! Что случилось – ведь гены то одинаковы?

Прошло пять лет после смерти Дональда, и друзья собрались вспомнить друга. Леон, здоровый и веселый, повторялся, рассказывая одни и те же забавные случаи заменяемости брата; со смехом рассказывал, как бывшие пациенты брата, видя его, Леона, благодарят за излечение. Друзья вежливо улыбались.

Уж если у близнецов нет «равенства», то что говорить о спорте! Недавно я сам слышал, как тренер по гимнастике объявляет по радио приглашение в секцию: «…у нас все участники соревнований получают одинаковые призы. Никто не в обиде!» Но ведь в спорте «равных» не бывает и быть не может! Даже среди близнецов. На то и существуют соревнования!

Сравнивая результаты олимпийских близнецов – гимнастов, баскетболистов, бейсболистов, шахматных королей, Давид Эпштейн в своей книге “Sports Gene” делает вывод, что, несмотря на совершенно одинаковые подготовку и условия проведения соревнований, близнецы-спортсмены всё-таки неравны друг другу. Почему? Разница в генетике или окружающей среде?

В 1990 году биолог Эриксон в работе “Toward a science of exceptional Achievement” писал, что роль генов преувеличена и что для достижения высших результатов в любой области от спорта до музыки и в науке нужно 10.000 часов занятий, что эквивалентно 10 годам интенсивной практики. Сначала, «Правило Эриксона» приняли как факт, и все бросились в спортзалы стать олимпийцами в ближайшие десять лет! Результат – печальный конец ещё одной научной сказки.

Кто еще, как не олимпийского уровня идентичные близнецы, представляют идеальную модель для сравнения роли генетики (природных данных) и внешних факторов (семьи, воспитания, питания, тренировки, и т.д.) в достижении спортивного Олимпа?

Честно говоря, семьи близнецов не поддерживают конкуренцию между близнецами, но стремление к идентификации собственного «Я» побеждает. Олимпиец Оскар Молина, соревнуясь со своим близнецом, не только похудел, но добился разрешения выступать за другую команду другой страны, поскольку его родители родились в Мексике. Целый выпуск журнала «Twin Research and Human Genetics» посвятил сравнению результатам соревнований между близнецами из местных спортивных клубов, колледжей, университетов, любительских и профессиональных команд их тех видов спорта, где были выявлены монозиготные близнецы: борьбе, футболе, гимнастике, легкой атлетике.

Вывод? Упорная практика и максимально интенсивный треннинг – это основа успеха –неоспоримый факт. Но (!), они, как ни странно, только часть подготовки. Другая (и основная) часть истории олимпийского успеха – это генетически обусловленные физические данные (hardware) плюс – психологические способности (software) – разница в целях, важность победы или поражения, попадания «в зону второго дыхания» отделяют первое место от второго, победу от поражения.

Тренеры, которые работали с идентичными близнецами в баскетболе, сначала были поражены молчаливым и мгновенным взаимопониманием между близнецами во время матча. Сами близнецы подтверждали, что сокровенное знание друг друга позволяло им легко почувствовать, что другой близнец думает и сделает ли он пасс или сам закинет мяч в сетку. Позже, тренеры начинают различать близнецов и их игру и кто из них «ведущий». Верно, что идентичные близнецы обладают уникальным чувством конкуренции друг с другом и, в то же время – удивительной поддержки друг друга. Когда горнолыжник Фил Маре (Phil Mahre) шел на Олимпийское золото в 1984, он сказал своему брату Стиву, который выступал за ним: «Слушай, что ты должен сделать, чтобы побить меня…». Стив не побить не смог…

Влияние природных факторов, определяемых генами, оказалось решающим для достижения Олимпа. В книге “Why Michael Could’t Hit” невролог Harold Klavans приводит объяснение почему «Майкл» не может стать бейсболистом Большой Лиги, хотя он любит и понимает бейсбол и упорно работает над собой. Потому, что, несмотря на замечательный атлетизм Майкла, его нейроны, нужные для бейсбола, не были использованы и погибли (называется прунинг) и он вряд ли достигнет вершины в этом спорте. Один мастер по шахматам иступлено практиковался 25.000 часов, но так и не стал чемпионом. Современные исследования элитных достижений убедительно продемонстрировали, что в самом начале даже маленькая разница в талантах приводит к огромной разнице в конце. Это как бы подтверждение универсального принципа в физике – зависимости любого процесса от начала – таланта, т.е. от генетических факторов. Стартовый талант спортсмена по прыжкам в высоту, например, зависит от длины его Ахиллова сухожилия.

В 1908 Edward Thorngike – отец современной психологии обучения (Educational Psychology) разработал тест, чтобы определить: что определяет успех: природная способность или обучение (nature vs nurture). Он, кстати, показал, что даже пожилые люди способны овладевать новыми навыками, скажем, в математике, если были склонности к этому в детстве. Другими словами, если есть «hardware», т. е. генетическая склонность, то в любом возрасте учебная программа (learned software) может эту способность развить!

Современные генетические исследования, опубликованные в журнале Science в 2021 г. показали, что даже идентичные монозиготные близнецы начинают отличаться друг от друга почти с момента зачатия. Это происходит приблизительно так: генетическая дифференцировка идентичных близнецов начинается, как только эмбрион разделяются и отделяются друг от друга на пятой мутации ДНК и образует два или три идентичных эмбриона, теоретически с таким же ДНК. С этого момента, несмотря на внешне огромное сходство, внутреннее различие между близнецами начинает усиливаться не только функционально, но и в склонности к болезням из-за вариаций в разных частях генома. Гены при дальнейшем развитии будут копироваться, поскольку каждая клетка имеет свою собственную ДНК. Многотысячное копирование приводит к вариациям и ошибкам. Поскольку мутации идут случайно, гены близнецов начинают различаться. Мутации могут повлиять на яичники и сперму «хозяина» и могут передаваться по наследству. Количество мутаций, полезных и вредных, возрастает с возрастом родителей. Понятно. что у некоторых пар близнецов вариаций было больше, чем у других и «буквы» ДНК могут быть заменены или «потеряны», и эти близнецы отличаются друг от друга больше, чем пары других близняшек. Близнецы – это не клоны друг друга. У них нет одинаковых деформаций скелета. Их отпечатки пальцев различны и доминантность рук и глаз и характер могут быть различны.

С точки зрения науки можно сказать, что даже самые «идентичные близнецы не одинаковы и у них «равенство и братство» не абсолютно. «Гены неравенства» могут сделать близнецов «полярными»!

Идея телепатической связи близнецов пока еще экспериментально не подтвердилась, хотя есть серьезные доказательства связи ощущений и эмоций, например, физической боли и душевных травм друг у друга. Что касается генетики спорта, то сейчас выявлен «ген спортивных достижений» – SRY ген на Y хромосоме. Вариации и рекомбинации этого гена и обуславливают «неравенство» атлетических достижений даже у монозиготных близнецов.

Современная наука твердо установила, что для серьезных успехов нужно сочетание генетических факторов и условий окружающей среды, включая воспитание и серьезную тренировку. Тем не менее, это научный факт, что в паре «Гены – Тренировка» генетика является ведущим и основополагающим фактором, когда речь идет о выдающихся академических (интеллект – генетически обусловлен) и спортивных достижениях. Индивидуальные качества личности – мотивация, фокус и настойчивость – отшлифовывают природные данные. Кто-то из дотошных даже подсчитал, что академический и спортивный успех основывается три четверти на генетических факторах (включая темперамент и интеллект) и треть (26%) отводится домашним условиям, привычкам, стилю воспитания и образования. Авторы, кстати, делают вывод, что нельзя винить учителей в неуспеваемости учеников. Равные возможности в образовании не означают равные академические успехи! «Равенство» в образовании не бывает!!

Нет равенства, кстати, и между мужским и женском спортом. Попытка политиков ввести трансгендера – бывшего мужчиной в женский спорт просто убьет женский спорт, потому что SPY в У хромосоме трансгендера остается мужской. С другой стороны, в силовых видах спорта женщины – трансгендер в мужчину еще не скоро поднимутся на пьедестал.

Мы рождены быть разными, мы проходим по жизни по-разному и мы не хотим, чтобы политики развязали войну за «равенство», в котором мы все погибнем.

Мы все неодинаковы.

«Вкусы людей весьма разнообразны, характеры капризны, природа их в высшей степени неблагодарна, суждения доходят до полной нелепости», утверждал Томас Мор («Утопия»).

Даже пешки в шахматах не равны друг другу в игре. Люди – не пешки и не клоны. Клоны умирают, как умерла клонированная овечка Долли. Если кто-то в чем-то последний, то в чем-то другом должен быть первым. Жизнь это – соревнования, это борьба за своё место среди других. Если не с кем соревноваться, человек соревнуется сам с собой

У нас у всех своя «генетика неравенства», но мы можем компенсировать ей воспитанием. Очень своевременно звучит предупреждение Ивана Ефремова в «Лезвие бритвы»: «Мы разучились воспитывать. Заменили разнообразие обучения многочасовым сидением в школе и над уроками и думаем, что все в порядке».

Свобода, равенство и братство – это завораживающие мифы, погубившие миллионы людей и, возможно, погубят всю цивилизацию. Настоящая Свобода — это каждого самодисциплина стать «другим» («сильнее, дальше, выше»!). Неравенство у нас в генах. Трудно не согласиться с Марком Зальцем, что «неравенство есть главное условие эволюции и жизни на планете».

Люди интересны именно потому, что мы все такие разные и нас нельзя уравнять.

Евгений Евтушенко на одной из наших встреч в доме у еще одного интересного человека прочитал свои стихи и среди них были такие:

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее…

Точно сказано!

Ia

По поводу нового витка экологического психоза

По поводу нового витка экологического психоза (а массовые страсти дилетантов всегда носят психотический характер) вспомнился мой давний очерк о виднейшем климатологе академике Кондратьеве.

Наука не может знать истину, в науке нет и не может быть ничего, кроме гипотез. Честность ученого заключается только в том, что он с одинаковым усердием стремится доказать или опровергнуть как то, что ему житейски выгодно, так и то, что невыгодно. Это справедливо для любой науки, но в стократной степени – для климатологии.
В науке о климате едва ли не самое трудное то, что она в огромной степени складывается из элементов, принадлежащих другим наукам. Движение водных и воздушных масс принадлежит механике сплошных сред, превращение веществ – химии и биологии, парообразование и таяние льдов – теплофизике, рассеяние, отражение и поглощение солнечного света – оптике, электромагнитные процессы – электродинамике, изменение растительного покрова – ботанике… И каждый из фрагментов этой картины при таких грандиозных масштабах уже сам по себе представляет совершенно неохватную задачу. Так каким же должно быть объединение этих неохватностей!..
И каким должен быть разум, который возьмется их синтезировать! Этот разум должен владеть едва ли не всеми науками сразу, быть в курсе новейших открытий едва ли не во всех областях человеческой деятельности. Чтобы выйти на мировой уровень в этой науке наук, недостаточно однажды найти какую-то гениальную идею и затем все жизнь ее развивать – ученый, посвятивший себя синтетической, глобальной проблеме, должен учиться до конца своих дней наравне со своими студентами. И Кондратьев учился до конца своей, по счастью, долгой творческой жизни так, как большая часть его студентов занимается лишь в ночь перед экзаменами. Он читал постоянно. Читал за письменным столом, читал на отдыхе, в дороге, на совещаниях, которые при его высоких постах могли бы поглотить все его время, если бы он не умел выкраивать для дела БУКВАЛЬНО каждую минуту: кое-кого даже раздражало, что он и во время заседаний что-то продолжает писать своим экономным почерком. Зато и знал он в своей энциклопедической области решительно все, что можно было знать.
Если даже бегло просмотреть одну из его итоговых монографий «Перспективы развития цивилизации: многомерный анализ», написанную в соавторстве с В.Крапивиным и В.Савиных (первые наброски Кондратьев сделал в московской больнице, куда попал со сложным переломом ноги, в конце концов его и погубившим), — если следить даже не за идеями, а лишь за используемым материалом, уже возникает ощущение чего-то запредельного. Динамика населения за десятилетия, динамика экономического роста или спада, потребление угля, нефти и газа во всевозможных регионах, цены на нефть и бензин, выбросы углекислого газа, урожайность зерна и кукурузы, внешний долг стран СНГ и Восточной Европы, размеры ядерного арсенала, сохранность лесов и коралловых рифов, производство мяса, металлов и древесины, продолжительность пребывания в атмосфере двуокиси серы, окиси азота, аммиака и метана, энергозатраты сельского хозяйства, запасы бурого и каменного угля, площадь поверхности нефтяной пленки, количество свинца, поступающего в Мировой океан, водопотребление и совокупная масса вулканической пыли…
Но вы, я думаю, уже и так поняли, что этот список можно продолжать бесконечно.
Вторая мучительная для настоящего ученого особенность науки о глобальных изменениях – в ней НЕТ РЕШАЮЩЕГО ЭКСПЕРИМЕНТА. Нет того верховного судьи, который в науках менее масштабных твердо ставит на место шарлатанов и прожектеров. В науке о глобальном климате оппонентов может рассудить лишь история. А в пределах одной человеческой жизни слишком уж велик соблазн прогреметь на весь мир предсказанием какого-нибудь антропогенного апокалипсиса. Прогреметь, сорвать с перепуганных дилетантов солидные суммы на спасение мира от прохудившегося озонового слоя, от парникового эффекта, от глобального потепления, а суд всем этим сенсациям сумеют вынести лишь потомки. Они же, может быть, и разглядят, кто и сколько миллиардов на этом заработал.
Именно поэтому в глобальной экологии, глобальной климатологии необычайно важно такое, казалось бы, внепрофессиональное качество, как ЧЕСТЬ ученого. Когда речь идет о процессах и без того почти непредсказуемых, готовность ученого подсуживать сильным мира сего, не подвергаясь опасности разоблачения, превращает его из искателя истины в едва ли не самого могущественного ее врага. И уникальная роль академика Кондратьева заключалась в том, что во всем мире он обладал не только научным, но и огромным моральным авторитетом. Он никогда не боялся выступить против самой модной и выгодной кампании.

Все мы слышали про Киотский протокол – что-то очень экологически чистое и прогрессивное. А вот Кондратьев в своем интервью «Известиям» (19.07.2002) открыто заявил, что глобальное потепление — это миф, что эту проблему придумала "научная мафия с целью получения денег на свои исследования". Все началось с публикаций 1969 года американца Сейлерса и советского ученого Будыко. Тогдашние да и сегодняшние теории не могут обеспечить достоверного прогноза, и все-таки его стали использовать для получения денег на свои исследования. А в 1988 году к этой теме подключился Дж. Хансон - директор Годаровского института космических исследований в Нью-Йорке. Выступая летом 1988 года в конгрессе США, он восклицал: "Смотрите, что делается за окном, - жара! Это потому, что происходит глобальное потепление климата, связанное с концентрацией СО2 в атмосфере". И это тоже была чистейшая спекуляция, для которой не было никаких оснований!
Тогдашние численные модели климата действительно приводили к выводу, что удвоение концентрации СО2 может вызвать катастрофические потрясения. Более того, учет одного лишь влияния парникового эффекта приводил к слишком сильному потеплению, и тогда добавили охлаждающее влияние сульфатного аэрозоля, подгоняя модель под нужный результат! Хотя сульфатный аэрозоль был совершенно искусственным предположением, потому что реальный аэрозоль - взвешенные в атмосфере твердые частички - имеет гораздо более сложный состав…
Короче говоря, «в научном мире в вопросах климата сформировалась мощная мафия! Это постепенно развивалось, люди получали все больше и больше денег, миллиарды долларов, в этом участвуют тысячи людей. Поэтому одним из аргументов стал такой: "Смотрите, тысячи людей считают вот так, как же можно считать иначе?" Говорят, что существует консенсус по этому поводу. Но, позвольте, какая же может быть наука с консенсусом? Наука развивается только на основе противоречий. А если консенсус, то это уже могила, а не наука... Я скажу так: эти тысячи людей куплены, чтобы писать в поддержку определенных концепций.
…Я написал письмо президенту Путину в начале прошлого года, но ответа не получил. Тогда написал второе письмо, и тут закрутилась административная машина, меня стали одолевать сотрудники администрации президента. В конце концов мои рекомендации направили в Росгидромет, к этим безответственным людям, которые ничего не понимают, которые говорят глупости. В общем-то, история с глобальным потеплением - лишь одна из иллюстраций гигантской бюрократической активности, ежегодно поглощающей сотни миллионов долларов вместо инвестирования их в развитие науки.
А подводя итог нашему разговору, отмечу следующее: сокращать выбросы СО2 в атмосферу нереально, даже если бы было нужно».

Выражения, как видите, самые непарламентские. Допекло, стало быть, глобальное потепление…
Великий физик-теоретик Вольфганг Паули шутил, что, когда он предстанет перед Господом, то задаст ему два вопроса: первый о единой теории поля, второй о физике атмосферы; но он заранее уверен, что на второй вопрос Господь лишь вздохнет: я еще сам не разобрался…
Расхождение мнений, споры научных школ – это нормально для любой становящейся науки. А тем более – для науки о климате, даже отдельные части которой практически не поддаются точному анализу. Одна только физика атмосферы изучает неустойчивые процессы, которые в принципе не поддаются прогнозированию – невозможно предсказать, в какую сторону упадет карандаш, поставленный на острие. Это понимают и не столь большие ученые, как академик Кондратьев, но когда одну из возможных позиций поддерживают огромные социальные силы, требуется мужество и бескорыстие, чтобы открыто указать на ее недостаточную обоснованность.
А мы-то думали, что только при социализме возможна «лысенковщина», вмешательство политики в науку…
«Климатический катастрофизм, — считает ученый-космонавт Савиных, — это издержки западной системы финансирования науки, зависимость от системы грантов, которые более охотно даются под сенсационную и катастрофическую тематику. «Есть ли жизнь на Марсе?», «Упадет ли на Землю астероид?», «Состоится ли глобальная климатическая катастрофа?» — под такие темы деньги дают не считая, поскольку результаты на лету подхватываются прессой. А под сложные, тонкие и многолетние программы, и особенно под работы, закрывающие выгодную «катастрофическую» тематику, часто не дают ни копейки. В современном обществе фундаментальная наука все чаще должна доказывать массе эрудированных дилетантов (в их число входят и госчиновники) саму необходимость своего существования".

Александр Мелихов facebook
Ia

И еще писец!

Французские женщины-историки: «Положим конец мужскому господству в науке»

Накануне выставки «Встречи в Блуа», которая пройдет с 10 по 14 октября, коллектив французских женщин-историков сокрушается по поводу отсутствия равенства в рамках их отрасли знания. Коллективное письмо опубликовано в издании Le Monde.
Цитата:
"В контексте прогрессирующего, хотя и уязвимого феминизма, среди научных работников продолжает существовать господство мужчин. Сегодня нужно, чтобы в этой сфере борьба за равноправие солидаризировалась с другими видами борьбы, в частности, против сексуальных домогательств и против любых дискриминаций, поскольку сопротивление данной форме господства столь же настоятельно необходимо, считают авторы письма.В гуманитарных науках женщины представляют собой около половины университетских преподавателей, но лишь 29% из них достигают профессорских должностей и 25,5% входят в число руководящих сотрудников Национального центра научных исследований (CNRS). Кроме того, женщины становятся преподавателями университетов в более старшем возрасте, с разницей в зарплате примерно в 1 тыс. евро в конце карьеры,"

И что же? Женщины сами виновны в своей академической маргинализации? Такое суждение сталкивается с неопровержимой реальностью: женщины публикуют меньше статей прежде всего потому, что у них меньше времени, чем у мужчин.

Другими словами женщины меньше работают в науке и поэтому получают меньше ништяков. Возмутительно!!!! Уравнять в должности тех кто работает на работе, и тех кто занимается домашним хозяйством.
Да здравствует равноправие! Даешь профессорские должности за занятие домашним хозяйством!


Ia

Полный песец

Возникновение человека разумного заняло миллионы лет.
Возникновение науки, как метода получения знаний, по меньшей мере пятьсот (если считать от Галилея).
Обратный процесс, разрушение науки и исчезновение разума идет на наших глазах много быстрее!
Читайте:
“Концептуальный пенис лучше понимать не как анатомический орган, а как крайне подвижный социальный конструкт” – статью с таким выводом в 2017 году опубликовали ученые-пранкеры в одном социологическом журнале. Позже они признались, что редактировали текст до тех пор, пока “не осознали, что уже не понимают, о чем он”. Эта акция была проверкой: можно ли опубликовать заведомую ерунду в социологическом научном журнале, если она будет написана в политически “гендерно-правильном” ключе. Критики такого эксперимента справедливо отмечали, что журнал Cogent social sciences, в котором вышла статья, – слабый, а статьи там публикуются за деньги авторов.


Тогда ученые-пранкеры – Питер Богоссян, Джеймс Линдси и Хелен Плакроуз взялись основательно изучить культуру “гендерных исследований”, “феминистическую географию” и смежные дисциплины, освоить терминологию и понять внутреннюю идеологию этого движения. Более года они работали – и в итоге написали двадцать заведомо безумных статей, не имеющих никакого отношения к науке.

В одной из них авторы утверждали, что мужчин нужно тренировать, как собак, чтобы предотвратить распространение культуры насилия. В другой объясняли, что, если мужчина мастурбирует, думая о женщине без ее согласия, то совершает акт насилия, даже если она об этом никогда не узнает. В третьей, посвященной “феминистическому искусственному интеллекту”, учёные описали угрозы “маскулинного ИИ”. В четвертой указали, что анальная мастурбация у мужчин может снизить уровень трансфобии и повысить феминистичность. В пятой пришли к выводу, что белых мужчин следует приковывать цепями и заставлять сидеть на полу в классе, чтобы они на себе почувствовали угнетение социальных групп. В шестой авторы написали, что астрономия всегда была сексистской западной наукой, которую можно исправить, если внести туда немного восточной астрологии. Еще у них была статья “Моя борьба за развенчание собственной белости”, в которой вымышленная героиня рассказывала о том, как пересматривала свою “белость”, используя избранные цитаты из известного произведения Адольфа Гитлера и заменяя слово “евреи” на “белые”. И так далее.

Общий принцип был такой: берем что-то заведомо абсурдное и неэтичное. Затем ищем способы обосновать это отсылками к “правильной” литературе, то есть вместо нормальной научной проверки гипотез или критического рассмотрения фактов занимаемся софистикой – обосновываем тезис, который заранее приняли за истину. При этом ученые заметили, что святым догматом гендерных исследований является представление о греховности “привилегий”. Соответственно, удачная работа должна как-то подтверждать эту идею или из нее исходить.

Авторы решили, что будут подавать статьи в максимально престижные журналы (входящие в такие базы данных, как Scopus) по соответствующим тематикам, в которых не нужно платить за публикацию. Ученые решили, что, если редакторы их спросят, не обманывают ли они, то честно признаются в подлоге, а в конце опубликуют результаты своего социального эксперимента независимо от исхода.

В итоге они умудрились опубликовать семь статей в рецензируемых научных журналах. В частности, статья про культуру насилия в парках для собак была опубликована в журнале Gender, Place, and Culture, который занимает девятое место в рейтинге журналов по “гендерным исследованиям”. Эта статья была отмечена как одна из двенадцати лучших работ по “географии феминизма” на 25-ой годовщине журнала. Именно эта работа привлекала внимание критиков – сторонников нормальной науки. Затем журналисты раскрыли, что заявленный автор статьи и указанное место ее работы – ненастоящие.

На этом эксперимент пришлось прекратить, хотя еще семь статей были на разных этапах публикации (две ожидали проверки редактора после исправления замечаний рецензентов, одна была на рецензии, еще четыре собирались подать повторно после устранения замечаний).

Итог: семь статей, принятых в печать, еще семь имели на это все шансы. Еще от шести самых ранних работ авторы отказались ввиду их неудачности. Весьма "неплохой" результат, учитывая, что ни одна статья не заслуживала быть опубликованной.

Особенно доставляют некоторые рецензии. Например, одного рецензента волновало, не было ли нарушено личностное пространство собак, когда ученые рассматривали их гениталии (изучая культуру насилия в парках).

Кстати, выдуманного автора нелепых статей в какой-то момент тоже стали звать в рецензенты (четыре раза). Но ученые решили, что выступать рецензентами было бы не этично. Несмотря на большой соблазн узнать насколько смешные правки согласились бы внести в свои тексты авторы “настоящих” статей.

Все это перекликается с недавней историей, когда математику Теодору Хиллу не дали опубликовать вполне обычную статью сначала в одном, а потом в другом математическом журнале из-за общественного давления. Некоторые сочли работу "сексистской".

Одна из основных идей науки заключается в том, что результаты исследования не должны зависеть от пола, расы, вероисповедания или принадлежности к той или иной партии. Иначе это плохая наука. И этот принцип крайне неприятен для радикальных “левых” , которым важнее собственное мнение, чем факты. Вероятно, потому, что где-то на уровне подсознания они понимают, что нормальная наука не подтверждает их фантазии.
Ia

Для зачатия женщины предпочли бы тспользовать музыкантов-виртуозов

Источник:http://anomalia.kulichki.ru/news37/991.htm

Эволюционное развитие способности человека сочинять музыку давно интересовало исследователей. Ещё в 1871 году Чарльз Дарвин в своей книге "Происхождение человека и половой отбор" выдвинул теорию о том, что музыка, не имея прямой ценности для выживания, появилась как средство привлечения партнёра.

Согласно этой версии, склонность к воспроизведению музыкальных композиций отражает качества личности, которые играют важную роль в процессе ухаживания. Логично предположить, что чем сложнее и многограннее сочиняемая человеком музыка, тем выше должна быть его привлекательность для противоположного пола. Однако до настоящего момента никому не удавалось этого доказать.

В 2012 году группа исследователей предприняла очередную попытку. Тогда учёные предлагали женщинам в различные периоды менструального цикла оценивать привлекательность музыки разной степени сложности: классической, в том числе и симфонической, а также популярной.

Специалисты надеялись увидеть результаты, демонстрирующие половое поведение, к примеру, как у птиц, то есть при готовности самки к спариванию, она обычно предпочитает претендента, который выводит наиболее замысловатые трели. Однако результаты показали лишь то, что женщины в целом отдают предпочтение более сложной музыке, не зависимо от близости овуляции.

И вот теперь команда учёных под руководством одного из авторов прошлого исследования Бенджамина Чарльтона (Benjamin Charlton) из университета Сассекса (University of Sussex) вновь вернулась к проблеме.
Очередная попытка основана на принципиально ином подходе к изучению влияния музыки на сексуальные предпочтения женщин. Результаты не заставили себя ждать.

Согласно новому исследованию, в случае непродолжительных романтических отношений женщины отдают предпочтение создателям сложной музыки (иллюстрация Theodor Hosemann/Klassik Stiftung Weimar).

В новом исследовании приняли участие почти 1500 женщин, средний возраст которых составил 28 лет. Среди них не было кормящих, беременных и принимающих гормональные средства контрацепции. Сначала участниц расспрашивали о сроках их менструального цикла, а затем предлагали прослушать несколько тематически похожих фортепьянных произведения разной сложности.

Одни состояли из простых аккордов, другие представляли собой более сложные композиции. При этом женщин спрашивали, автора какого произведения, они бы предпочли в качестве партнёра для короткого романа или серьёзных длительных отношений.

Результаты показали, что во время фертильной фазы менструального цикла, когда возможно зачатие ребёнка, женщины чаще предпочитали в качестве потенциальных партнёров для непродолжительных отношений авторов сложной музыки.

Чтобы убедиться в том, что на выбор женщин влияет именно музыка, учёные повторили эксперимент с художниками, создающими мозаичные изображения различной сложности. Однако в этом случае никакой зависимости выявлено не было.

Исследователи предполагают, что женщины по своей природе нацеливаются на мужчин с "наилучшими генами", которые способны сочинять сложные музыкальные композиции.

"Умение создавать серьёзные произведения свидетельствует о передовых интеллектуальных способностях. Таким образом, выбирая в партнёры музыкантов и композиторов, женщины рассчитывают заполучить определённые генетические преимущества для своих детей", — говорит Чарльтон в пресс-релизе университета.

Между тем Чарльтон отмечает, что сложность композиций не влияла на выбор партнёров для длительных отношений. Учёный связывает это с тем, что музыкальные способности не могут ничего сказать о перспективе улучшения материального состояния при выборе того или иного партнёра.

На следующем этапе учёные намерены проверить, как влияют музыкальные таланты женщин-композиторов на интерес к ним со стороны мужчин.

991
Ia

Так проходит мирская слава: Китай приблизился к США по объему высокотехнологичного производства

источник:жж wolf_gray

C 2003 по 2012 годы объемы высокотехнологичного производства в КНР выросли в шесть раз, в результате чего доля страны на мировом рынке увеличилась с восьми до 24 процентов. Для сравнения, аналогичный показатель у США составляет 27 процентов.

Китай существенно опередил Америку по инвестициям в альтернативную энергетику, вложив в развитие отрасли 61 миллиард долларов. США потратили на «зеленые» источники энергии только 29 миллиардов долларов.

Америка — признанный лидер в развитии науки и технологий — в 2013 году продолжила терять свои позиции в этой области, отметили авторы доклада. Крупнейшие азиатские экономики вместе взятые, осуществляют больше научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), чем США. В первую очередь, в этой области преуспели Китай и Южная Корея.

В частности, за период с 2001 года доля США в НИОКР снизилась с 37 до 30 процентов, Европы — с 26 до 22 процентов. Вместе с тем доля крупнейших азиатских стран выросла с 25 до 34 процентов.

Интересно, когда китайцы с корейцами начнут сманивать к себе американских ученых и инженеров, как делали США в прошлом веке?
Ia

ДОЖИЛИ

А. Кончаловский, из интервью "Собеседнику":

Россия – одна из самых свободных стран мира...
Тут вслух можно произносить такое, из-за чего на Западе вас могут лишить работы. Сегодня произносить некоторые научные истины в Европе и США стало так же опасно, как Джордано Бруно и Галилею в Средние века.
Вы историю Уотсона знаете?...

Есть такой Джеймс Уотсон, нобелевский лауреат, великий американский генетик. Один из трех биологов, открывших структуру молекулы ДНК. Он позволил себе в интервью «Санди таймс» всего лишь заметить, что интеллектуальные способности белых и жителей Африки не равны. Он буквально сказал следующее: «Вся наша национальная политика основана на том, что IQ африканца такой же, как и у европейца, хотя все проверки говорят, что это не так». Уотсона заставили извиниться, а год спустя он должен был официально покинуть кафедру, которую возглавлял. Хотя сейчас он продолжает там появляться и работать над генетикой психических заболеваний. В учебнике «Генетика человека» американцев Фогеля и Мотульски приводятся данные: средний IQ американских негров на 10–15 пунктов ниже IQ белых. Кстати, там же говорится, что IQ евреев-ашкенази тоже примерно на 10–15 пунктов выше IQ белой популяции.

Другие генетики – Хампердинг и Кочран – также опубликовали работу о том, что евреи-ашкенази предрасположены к более высокому интеллекту: это следствие генетических заболеваний, которые возникали в гетто, в замкнутых сообществах. То есть ничего особенно лестного. Но даже это предположение вызвало взрыв: как так, ведь люди равны! Ведь любое посягательство на постулат «равенства» – расизм! И доказать, что наука никакой политкорректности не слушается, что для нее есть только научная корректность, не может никто. Если кто-то говорит, что самые выдающиеся бегуны в мире – это люди африканского происхождения, это почему-то не оскорбляет..., но если заметить, что среди африканцев нет ни одного выдающегося скрипача, вы получите обвинения в расизме.

Ia

Страшилки поменялись

Daily Mail (по данным Izrus.co.il)
Холодное арктическое лето привело к рекордному росту ледяного покрова. В этом году новым льдом покрылось около 1,6 млн кв. км территории, что на 60% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Таким образом, прогнозы ученых, которые шесть лет назад предсказывали, что этим летом Арктика практически полностью освободится от льда, не оправдались, сообщает сайт.

Ученые предполагают, что планете предстоит период глобального похолодания, который не закончится до середины этого века. Как пишет Daily Mail, глобальное потепление приостановилось еще в 1997 году. Однако это не мешало ряду государств и организаций пугать нас "глобальным потеплением" и всемирной катастрофой, на борьбу с которыми выделялись миллиарды.