Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Ia

Гены неравенства

Александр Гольбин | Гены неравенства



Если вы верите в Бога или Судьбу, просите их, кроме здоровья, встреч с необыкновенными людьми. Их теперь не так уж много. Многие из них закрылись и скрылись под давлением неистовых либералов, разрушающих всё и терроризирующих всех во имя «равенства» и «равноправия», демагогической «корректности» и общественной морали на уровне общественного туалета. Встречи с необыкновенными людьми –это прикосновения к необычным судьбам. Это дар, приносящий богатство новых впечатлений и удивление неожиданным талантам. Это череда старых и новых запоминающихся встреч, причастности к чему-то большому и, нередко, к многолетней дружбе.
Мне повезло видеть и дружить с необыкновенными, в прямом смысле, людьми. Мой большой друг, энциклопедист Марк Зальцберг (Марк Зальц) – физик, инженер, изобретатель, много лет проработавший в системах НАСА и Хьюстонского университета, музыковед и публицист, – написал прекрасную статью о том, к чему приводит стремление к «равенству». Он пишет, что «происходящее в Америке движение за признание всеобщего равенства всех рас, народов и всех людей очень напоминает аналогичное начало Российской Революции, а, если копнуть глубже, то и Французская Революция началась с того же лозунга «Свобода, равенство, братство». Марк Зальц цитирует Шаляпина: «Свобода» превратилась в тиранию, «братство» – в гражданскую войну, а «равенство» привело к принижению всякого, кто смеет поднять голову выше уровня болота. (Фёдор Шаляпин. «Маска и душа»)».
Требование «равенства»… всегда переходит в требование равенства людей во всём, – пишет Марк Зальц, – в талантах, в равной оплате труда, и так далее.Раздумывая над его статьей, я вспомнил об истории, связанной с другим необыкновенным человеком и моем учителе, профессоре Льюисе Кейсе, который ввел меня непосредственно в удивительную область драматического «неравенства» даже среди «идентичных» близнецов. Доктор Льюис Кейс – своего рода уникум как доктор, организатор и ментор. Сам из близнецов, он возглавил целое научное и клиническое направление – изучение близнецов – двойняшек, тройняшек и больше (так называемых «малтиплс»). Он стал одним из вдохновителей и организаторов международных праздничных фестивалей близнецов в Твинсбурге, Огайо, во время которых там проводились исследования близнецов учеными из самых престижных университетов мира, включая Российских. Во время фестиваля проходили необыкновенно красочные шествия нарядно и одинаково одетых близнецов. Главная идея фестиваля была подчеркнуть уникальность и поразительное сходство между близнецами всех поколений. Близнецы охотно проходили тесты, подчеркивающие сходность, если не идентичность, близнецов.
Однажды, смотря на праздничное шествий нарядных одинаковых близнецов, профессор Кейс сказал мне, тогда резиденту-медику, что гораздо важнее изучить не одинаковость, а, наоборот, различия, – физические, психологические и медицинские, – между близнецами, и поручил эту тему мне. Моим непосредственным руководителем был доктор Дональд и помогал ему его идентичный близнец Леон.
Во время совместной работы мы очень подружились. Дональд сам говорил, что он и Леон отличаются друг от друга как небо и земля, хотя внешне они неразличимы. В жизни и, особенно, на фестивалях они, по традиции, одевались и стриглись одинаково, и, вообще, проповедовали теорию полной идентичности идентичных (монозиготных) близнецов, а разницу их характеров объясняли неодинаковой любовью родителей и «некоторыми внешними факторами». Оба рассказывали несметное количество анекдотов и эпизодов «взаимозаменяемости» друг друга в школе, спорте, и в отношениях с противоположным полом. Мы детально исследовали множество пар близнецов как на фестивалях, так и в клинике, пока не убедились, что различий между близнецами почти столько же, сколько и сходства. Результаты принципиальных различий, вплоть до полярности были потом опубликованы. Но больше всего меня поразила история самих Дональда и Леона, поскольку я был их студентом и многолетним свидетелем их работы и взаимоотношений.

Их родители были профессорами в дореволюционном Петербурге и вовремя сбежали из России в Америку в начале прошлого века, и перебивались, продавая русские книги русским, постепенно создавая нечто подобное Дому Книги в Питере. Близнецы были «подарком судьбы», и родители отдавали все сбережения, одевая детей одинаково и красиво, подчеркивая их сходство. Леон был на 20 минут старше Дональда и считался «старшим» братом. Дети с рождения были связаны друг с другом, спали в одной кроватке головой друг к другу, как любят многие близнецы, и разговаривали между собой на своем странном, непонятном для всех языке, который ученые называют «идиоглоссия». Родители различали близнецов – ползунков и дошколят, – только потому, что Дональд был левшой и крутил свои волосы левой ручкой. Оба ходили друг за другом и не хотели общаться с другими детьми. Постепенно начали появляться различия. Дональд обожал молоко, а Леон стал к нему аллергичен. Дональд рос добрым и послушным, любил слушать и запоминать сказки и рано сам начал читать, а Леон предпочитал прыгать и задирать брата. Дети начали ссориться и часто драться. но в школе держались вместе, производя впечатление неразделимой пары. Оба решили заняться спортом и тут различия были еще более поразительны, удивляя учителей и тренеров.

Леон сразу вошел во вкус бокса и легкой атлетики, стал звездой школы в спорте и делал успехи в математике, а Дональду понравилась акробатика, иностранные языки и уроки истории. Их вкусы и интересы продолжали двигаться в разные стороны. Никто бы на это не обращал внимания, если бы не драматические различия в характерах. Дональд был мягким, мало говорил, любил слушать и сопереживать, любил читать про искусство и писать стихи, прощал брата за агрессивность и ябедничество, но иногда жестко давал сдачи, хотя злился недолго. Леон рос полной противоположностью, был доминантным, гиперактивным, задирал всех и лез в драку. В то же время он был подозрителен и «доносил» на брата, подставляя его под наказания родителями за свои проступки. Фотографии кудрявых красивых одинаковых близнецов неоднократно появлялись на стендах, но Леон на сьемках ерзал и фото спокойного улыбчивого Дональда выглядело лучше, что приводило Леона в бешенство. Он срывал и рвал фотографии. Когда пришла пора подумать о будущем, Дональд решил стать врачом – онкологом. Леон из «старшего» и ведущего вдруг «стушевался», стал «ведомым» и спрашивал советы брата по жизненным вопросам. Он пытался вместе с Дональдом сдать вступительный экзамены, но провалился и пошел в армию, где стал заниматься компьютерной фотографией, был во Вьетнаме и, в конце концов, попал в Пентагон штабным работником.

Оба женились почти в одно время на женщинах похожих по характеру – доминантных и критичных. Братья стали редко общаться. То ли их жены разделили, то ли Леон стал так часто звонить Дональду и слезливо жаловаться, что его жена и дочь «пилят его со всех сторон», а он ведет себя как послушный подкаблучник. Дональд же терпел недолго и быстро разошелся, но сумел сохранить цивильные отношения с бывшей. Он снова женился, казалось удачно. У Дональда стали проявляться сильные лидерские и организаторские способности, которые вместе с его блестящими научными статьями быстро подняли его на уровень зав. департаментом онкологии известного университета и принесли ему международную известность как онколога и генетика. Вместе с профессором Кейсом они опубликовали несколько руководств, ставших классическими.
Судьба любила Дональда! Но, недолго. Драма пришла внезапно – у самого Дональда обнаружили рак кишечника. Ему, онкологу, не надо было объяснять, что это такое. Операцию провели немедленно – резекцию 30 см кишечника с выводом калового мешка наружу… Это ему-то – гордому красавцу и эстету!

Вы спрашиваете – кто страдал больше всех? – Леон!! Ведь он – близнец, – а значит – его тоже ждет неотвратимый рок! Леон жутко боялся смерти, плакал и не спал ночами. А у Дональда слез не было. Для него – работа «must go on». На одной из лекции студентам, каловый мешок вдруг оборвался и содержимое вылилось в брюки. Студенты вскинули головы. Дональд напрягся, но потом громко и спокойно сказал: «У меня оборвался каловый мешок. Разрешите сделать перерыв раньше…». Потом лекция продолжалась по плану. Никто не смеялся.

Внутренняя сила Дональда была поразительна. Мы уже стали дружить семьями, когда я узнал, что от него ушла жена через день после операции, и я принес ему кисель из русского магазина. На прикроватном столике в красивой рамке стояла фотография его жены, которая, уйдя, прихватила все ценности. На мой удивленный взгляд Дональд спокойно сказал: мне сейчас нельзя злиться – нужны силы для выживания. Я её любил. Злиться я буду потом…

Все вокруг удивлялись стоицизму Дональда в его тяжелой болезни и эмоциональной слабости так и не заболевшего близнеца Леона. Кстати, почему близнец не заболел? Почему у них ВСЕ противоположно – разная доминантность руки и глаз: противоположность характеров, а теперь эта странность с болезнью только одного? Значит, даже идентичные близнецы могут не только различаться между собой, быть «полярными» не только внешне, но и в характерах, интеллекте и, даже, в болезнях! Что случилось – ведь гены то одинаковы?

Прошло пять лет после смерти Дональда, и друзья собрались вспомнить друга. Леон, здоровый и веселый, повторялся, рассказывая одни и те же забавные случаи заменяемости брата; со смехом рассказывал, как бывшие пациенты брата, видя его, Леона, благодарят за излечение. Друзья вежливо улыбались.

Уж если у близнецов нет «равенства», то что говорить о спорте! Недавно я сам слышал, как тренер по гимнастике объявляет по радио приглашение в секцию: «…у нас все участники соревнований получают одинаковые призы. Никто не в обиде!» Но ведь в спорте «равных» не бывает и быть не может! Даже среди близнецов. На то и существуют соревнования!

Сравнивая результаты олимпийских близнецов – гимнастов, баскетболистов, бейсболистов, шахматных королей, Давид Эпштейн в своей книге “Sports Gene” делает вывод, что, несмотря на совершенно одинаковые подготовку и условия проведения соревнований, близнецы-спортсмены всё-таки неравны друг другу. Почему? Разница в генетике или окружающей среде?

В 1990 году биолог Эриксон в работе “Toward a science of exceptional Achievement” писал, что роль генов преувеличена и что для достижения высших результатов в любой области от спорта до музыки и в науке нужно 10.000 часов занятий, что эквивалентно 10 годам интенсивной практики. Сначала, «Правило Эриксона» приняли как факт, и все бросились в спортзалы стать олимпийцами в ближайшие десять лет! Результат – печальный конец ещё одной научной сказки.

Кто еще, как не олимпийского уровня идентичные близнецы, представляют идеальную модель для сравнения роли генетики (природных данных) и внешних факторов (семьи, воспитания, питания, тренировки, и т.д.) в достижении спортивного Олимпа?

Честно говоря, семьи близнецов не поддерживают конкуренцию между близнецами, но стремление к идентификации собственного «Я» побеждает. Олимпиец Оскар Молина, соревнуясь со своим близнецом, не только похудел, но добился разрешения выступать за другую команду другой страны, поскольку его родители родились в Мексике. Целый выпуск журнала «Twin Research and Human Genetics» посвятил сравнению результатам соревнований между близнецами из местных спортивных клубов, колледжей, университетов, любительских и профессиональных команд их тех видов спорта, где были выявлены монозиготные близнецы: борьбе, футболе, гимнастике, легкой атлетике.

Вывод? Упорная практика и максимально интенсивный треннинг – это основа успеха –неоспоримый факт. Но (!), они, как ни странно, только часть подготовки. Другая (и основная) часть истории олимпийского успеха – это генетически обусловленные физические данные (hardware) плюс – психологические способности (software) – разница в целях, важность победы или поражения, попадания «в зону второго дыхания» отделяют первое место от второго, победу от поражения.

Тренеры, которые работали с идентичными близнецами в баскетболе, сначала были поражены молчаливым и мгновенным взаимопониманием между близнецами во время матча. Сами близнецы подтверждали, что сокровенное знание друг друга позволяло им легко почувствовать, что другой близнец думает и сделает ли он пасс или сам закинет мяч в сетку. Позже, тренеры начинают различать близнецов и их игру и кто из них «ведущий». Верно, что идентичные близнецы обладают уникальным чувством конкуренции друг с другом и, в то же время – удивительной поддержки друг друга. Когда горнолыжник Фил Маре (Phil Mahre) шел на Олимпийское золото в 1984, он сказал своему брату Стиву, который выступал за ним: «Слушай, что ты должен сделать, чтобы побить меня…». Стив не побить не смог…

Влияние природных факторов, определяемых генами, оказалось решающим для достижения Олимпа. В книге “Why Michael Could’t Hit” невролог Harold Klavans приводит объяснение почему «Майкл» не может стать бейсболистом Большой Лиги, хотя он любит и понимает бейсбол и упорно работает над собой. Потому, что, несмотря на замечательный атлетизм Майкла, его нейроны, нужные для бейсбола, не были использованы и погибли (называется прунинг) и он вряд ли достигнет вершины в этом спорте. Один мастер по шахматам иступлено практиковался 25.000 часов, но так и не стал чемпионом. Современные исследования элитных достижений убедительно продемонстрировали, что в самом начале даже маленькая разница в талантах приводит к огромной разнице в конце. Это как бы подтверждение универсального принципа в физике – зависимости любого процесса от начала – таланта, т.е. от генетических факторов. Стартовый талант спортсмена по прыжкам в высоту, например, зависит от длины его Ахиллова сухожилия.

В 1908 Edward Thorngike – отец современной психологии обучения (Educational Psychology) разработал тест, чтобы определить: что определяет успех: природная способность или обучение (nature vs nurture). Он, кстати, показал, что даже пожилые люди способны овладевать новыми навыками, скажем, в математике, если были склонности к этому в детстве. Другими словами, если есть «hardware», т. е. генетическая склонность, то в любом возрасте учебная программа (learned software) может эту способность развить!

Современные генетические исследования, опубликованные в журнале Science в 2021 г. показали, что даже идентичные монозиготные близнецы начинают отличаться друг от друга почти с момента зачатия. Это происходит приблизительно так: генетическая дифференцировка идентичных близнецов начинается, как только эмбрион разделяются и отделяются друг от друга на пятой мутации ДНК и образует два или три идентичных эмбриона, теоретически с таким же ДНК. С этого момента, несмотря на внешне огромное сходство, внутреннее различие между близнецами начинает усиливаться не только функционально, но и в склонности к болезням из-за вариаций в разных частях генома. Гены при дальнейшем развитии будут копироваться, поскольку каждая клетка имеет свою собственную ДНК. Многотысячное копирование приводит к вариациям и ошибкам. Поскольку мутации идут случайно, гены близнецов начинают различаться. Мутации могут повлиять на яичники и сперму «хозяина» и могут передаваться по наследству. Количество мутаций, полезных и вредных, возрастает с возрастом родителей. Понятно. что у некоторых пар близнецов вариаций было больше, чем у других и «буквы» ДНК могут быть заменены или «потеряны», и эти близнецы отличаются друг от друга больше, чем пары других близняшек. Близнецы – это не клоны друг друга. У них нет одинаковых деформаций скелета. Их отпечатки пальцев различны и доминантность рук и глаз и характер могут быть различны.

С точки зрения науки можно сказать, что даже самые «идентичные близнецы не одинаковы и у них «равенство и братство» не абсолютно. «Гены неравенства» могут сделать близнецов «полярными»!

Идея телепатической связи близнецов пока еще экспериментально не подтвердилась, хотя есть серьезные доказательства связи ощущений и эмоций, например, физической боли и душевных травм друг у друга. Что касается генетики спорта, то сейчас выявлен «ген спортивных достижений» – SRY ген на Y хромосоме. Вариации и рекомбинации этого гена и обуславливают «неравенство» атлетических достижений даже у монозиготных близнецов.

Современная наука твердо установила, что для серьезных успехов нужно сочетание генетических факторов и условий окружающей среды, включая воспитание и серьезную тренировку. Тем не менее, это научный факт, что в паре «Гены – Тренировка» генетика является ведущим и основополагающим фактором, когда речь идет о выдающихся академических (интеллект – генетически обусловлен) и спортивных достижениях. Индивидуальные качества личности – мотивация, фокус и настойчивость – отшлифовывают природные данные. Кто-то из дотошных даже подсчитал, что академический и спортивный успех основывается три четверти на генетических факторах (включая темперамент и интеллект) и треть (26%) отводится домашним условиям, привычкам, стилю воспитания и образования. Авторы, кстати, делают вывод, что нельзя винить учителей в неуспеваемости учеников. Равные возможности в образовании не означают равные академические успехи! «Равенство» в образовании не бывает!!

Нет равенства, кстати, и между мужским и женском спортом. Попытка политиков ввести трансгендера – бывшего мужчиной в женский спорт просто убьет женский спорт, потому что SPY в У хромосоме трансгендера остается мужской. С другой стороны, в силовых видах спорта женщины – трансгендер в мужчину еще не скоро поднимутся на пьедестал.

Мы рождены быть разными, мы проходим по жизни по-разному и мы не хотим, чтобы политики развязали войну за «равенство», в котором мы все погибнем.

Мы все неодинаковы.

«Вкусы людей весьма разнообразны, характеры капризны, природа их в высшей степени неблагодарна, суждения доходят до полной нелепости», утверждал Томас Мор («Утопия»).

Даже пешки в шахматах не равны друг другу в игре. Люди – не пешки и не клоны. Клоны умирают, как умерла клонированная овечка Долли. Если кто-то в чем-то последний, то в чем-то другом должен быть первым. Жизнь это – соревнования, это борьба за своё место среди других. Если не с кем соревноваться, человек соревнуется сам с собой

У нас у всех своя «генетика неравенства», но мы можем компенсировать ей воспитанием. Очень своевременно звучит предупреждение Ивана Ефремова в «Лезвие бритвы»: «Мы разучились воспитывать. Заменили разнообразие обучения многочасовым сидением в школе и над уроками и думаем, что все в порядке».

Свобода, равенство и братство – это завораживающие мифы, погубившие миллионы людей и, возможно, погубят всю цивилизацию. Настоящая Свобода — это каждого самодисциплина стать «другим» («сильнее, дальше, выше»!). Неравенство у нас в генах. Трудно не согласиться с Марком Зальцем, что «неравенство есть главное условие эволюции и жизни на планете».

Люди интересны именно потому, что мы все такие разные и нас нельзя уравнять.

Евгений Евтушенко на одной из наших встреч в доме у еще одного интересного человека прочитал свои стихи и среди них были такие:

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее…

Точно сказано!