?

Log in

No account? Create an account
Социальную справедливость, конечно, нельзя есть, но ею можно подавиться. [entries|archive|friends|userinfo]
mnemenov

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Свобода, но не для всех и не всегда! [Apr. 3rd, 2019|02:56 pm]
mnemenov
[Tags|, , ]

Как удачно, что в нашем обществе есть абсолютная свобода слова. Галилея преследовали за то, что он утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца. Вопреки традицонному мнению, самые яростные противники Галилея были не священниками, а профессорами — Галилей разрушал их теории Так или эдак, у нас нет такое невозможно. У нас можно сказать, что Земля вращается вокруг Солнца. Но, приблизительно, только это.

Арик Бернштейн, создатель сериала «Маабарот», заявил, что ведущие научные работники боялись давать ему интервью. Они хотели сказать, что абсорбция иммигрантов в первые годы существования государства была не только историей лишений, эксплуатации и унижения, но, главным образом, историей национальных усилий и героизма. Но они боялись реакции, которую на них обрушат. Я слышу такие страхи все время. Докторант одного из университетов сказала мне очень важные вещи против постмодерна. Я сказал ей: «Напиши статью об этом». Она вздрогнула и сказала мне: «Если преподаватели узнают, что я на самом деле думаю, степени здесь я не получу».

Рыцари свободы слова, как правило, говорят о том, как важно давать место любому мнению, даже крайнему, особенно раздражающему. Они ссылаются на мнения, которые раздражают меня, такие как подстрекательство против солдат ЦАХАЛ, призыв к отказу от службы и выражение презрения к символам государства, но не на мнения, которые раздражают их. Когда движение «Хазон» опубликовало плакат в Иерусалиме, в котором говорилось, что «отец + отец» не есть семья, борцы за свободу слова атаковали отель, предоставивший место для постера. Это было частное рекламное пространство, и стиль был действительно провокационным (жаль!), но если бы все было наоборот — если бы отель осмелился убрать рекламу ЛГБТ — везде бы раздавался истошный крик о свободе слова, слышный отсюда и до самой могилы Вольтера.

איור: נעמה להב

Это не только наша проблема. В 2005 году президент Гарвардского университета Ларри Саммерс поинтересовался, почему мужчин-профессоров инженерного дела больше, чем женщин, и осторожно предположил, что это может быть связано с гендерными различиями. Его, как принято, линчевали и он был вынужден уйти с работы. Канадская ученая Маргарет Соммервиль осмелилась выступить против однополого брака, и на церемонию получения почетной докторской степени она должна была прийти в сопровождении телохранителей. В 2004 году итальянский министр Рокко Ботильони был избран на руководящую должность в комиссии ЕС. На слушании перед назначением министра спросили о его мнении относительно гомосексуализма. Он ответил, что лично, как католик, он считает, что это грех, но как государственный деятель он считает, что государство не должно вмешиваться в частную жизнь граждан. Ботильони был уволен. Его протесты против того, что он назвал «новым тоталитаризмом», не помогли. Раввин Джонатан Сакс писал тогда, что новая толерантность оказалась гораздо более жесткой, чем старая нетерпимость.

Журналист и автор Даглас Мюррей в своей книге «Странная смерть Европы» описывает, как затыкают рот любому, кто выступает против массовой мусульманской иммиграции на континент, или просто указывает на ее последствия. В 1984 году директор английской школы по имени Рэй Хэнфорд написал, что студентов-мусульман следует поощрять говорить по-английски и знать британскую культуру, а не создавать «мусульманский пузырь» для себя. Последовал общественный протест. Хэннфорд был уволен и никогда не возвращался на работу в сфере образования.

Немногие государственные деятели в Европе осмеливаются противостоять радикальному исламу. Политик и писательница Ийан Хирси-Али, голландка сомалийского мусульманского происхождения, осмелилась написать об опасностях ислама: «Это религия войны». Ей пришлось покинуть свой дом, и она спала ночью в тайных убежищах и на военных базах. Ее «оппоненты» устроили аннулирование ее голландского гражданства, и она была вынуждена уехать в Соединенные Штаты. Университет Брандайса намеревался присвоить Хирси-Али почетную степень, но из-за протестов они испугались и все отменили. Хирси-Али не на что жаловаться по сравнению с голландским политиком Пимом Фортайном и голландским режиссером Тео ван Гогом, которые были убиты за критику ислама. Обычный ответ на критические заявления или карикатуры против ислама — это физическое насилие со стороны радикальных мусульман и словесные преследования со стороны крайне левых. Поэтому сегодня сложно найти такую критику в Европе. Полиция по всей Европе пытается скрыть высокий процент участия мусульманских иммигрантов в серьезных преступлениях. После теракта в Лондоне в 2007 году министр внутренних дел Великобритании заявила, что не существует такого понятия, как «исламский терроризм», потому что ислам на самом деле является религией мира. Кто бы мог подумать ?!

Мы живем не в период свободы слова, а в период преследований и затыкания ртов. Святая Либеральная Инквизиция не отдыхает ни минуты. Историк Мартин ван Крефельд написал книгу, которая не понравилась феминисткам, и его выгнали из обоих университетов, где он работал. «Я узнал, что Фрейд был неправ», — писал тогда Ван Крефельд. «Самым сильным человеческим порывом является не сексуальное влечение, а желание заткнуть рот другому». Но он зря жалуется — никто ведь не мешает ему сказать, что Земля вращается вокруг Солнца.
Хаим Навон

«Макор ришон», 13 марта 2019 года

linkReply