May 23rd, 2021

Ia

Экспорт Хаоса

Вазген Авагян
Экономист, советник нескольких правительств Армении, руководитель инновационной лаборатории «Энерго-Прогресс».
d68f7
Нужно решительно противостоять попыткам беднейших и «конченных» стран импортировать свой хаос. А самый первый инструмент ИМПОРТА ХАОСА – это приток инородных мигрантов!
Это только кажется, будто трудовой мигрант (совершенно отдельная статья – политические беженцы, к ним мои рассуждения не относятся, да их и немного) – едет в богатую страну по доброй воле. На самом деле – трудового мигранта буквально силком выталкивает его народ, который не хочет и не может его содержать!
Чтобы понять механизм, я раскрою два термина, хорошо знакомых специалистам, но редко мелькающих (к сожалению) в массовой публицистике:
1. Территориальная извлекаемость.
2. Гражданская делимость.
Это две важнейших составных части экономического и социального процесса. Территориальная извлекаемость – плавающая величина, которая, в конкретный момент времени, однако, всегда определенна. Сколько материальных благ из имеющейся территории можно извлечь сегодня и сейчас?
Понятно, что вчера их было меньше (или больше) чем сегодня, и завтра тоже покажет другой результат. Но сегодня, сейчас, из территории извлекается вполне определенное, ограниченное количество материальных благ.
Эти блага и делятся на граждан страны. Борьба за долю в этом делении – есть социальная борьба: почему из 100 рублей, извлеченных с территории, мне дают только рубль, а соседу пять? Неужели он в пять раз лучше меня? А он доказывает – да, мол, лучше, и даже шестой рубль заслуживаю… Это и есть социальная борьба. Не верьте тем, кто утверждает: материальные блага – только «продукт труда».
«Продукт с участием труда», возможно (далеко не во всех случаях) – но никак не продукт труда. Труд – действие приложимое к ресурсам территории, к дарам природы и бессмысленное без них. Кому нужен труд и умение рыбака, если нет водоемов или кончилась в них рыба? Кому нужен труд и мастерство строителя – если нет земли под застройку?
Кому нужны «высокие технологии», если рыбаки и строители нищи, и не могут их купить из-за отсутствия водоемов и участков под застройку?
(Может показаться что производство програмного обеспечения или электроники на экспорт опровергает эту концепцию. Нет. Производителям програмного обеспечения нужно где то жить и обеспечивать свои потребности. Да у них есть деньги на оплату материальных благ, но что толку если их не защищает армия и полиция. Если каждый следующий пожизненный президент может отобрать их имущество и посадить в тюрьму. Нужна следоватеьно своя национальная территориия и правительство на действие которого они могут влиять. Наглядный пример Белоруссия, из которой хай тех толи уже разбежался то ли продолжает разбегаться0 М.Н.)
Именно этот феномен экономики – ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ИЗВЛЕКАЕМОСТЬ – заставлял народы тысячелетиями сражаться за родную землю, за удержание и расширение территорий своей страны. А вы что думали? Патриотизм не имеет экономической основы? Ещё как имеет!
Владеющий территорией – может извлекать блага, если умный, или не извлекать, если дурак – у него есть выбор. Тот, кто не владеет (прямо или опосредованно через деньги, оцифрованный процент с территориального капитала) территорией – не имеет выбора, умен он или глуп. Ничто, кроме территорий (в смысле власти над их ресурсами) реальной ценности в экономической и политической жизни не имеет.
Территория – это реальный капитал, пользование которым выражается в деньгах или как-то иначе.
Деньги без власти над территорией теряют всякий смысл и становятся интересны только для нумизматов. Всякая ценность в экономической и политической жизни – это сублимат и/или паллиатив территориального владения.
Экономика – это территориальная извлекаемость и гражданская делимость: извлечь побольше, и разделить между гражданами, двуединая задача народа и правительства любой страны.
Куда залезает в этой схеме т.н. «трудовой» мигрант? Он залезает в сферу «гражданской делимости», т.е. претендует на извлеченный с территории капитал в качестве дополнительного потребителя.
При этом «трудовой» мигрант эксплуатирует чужую, а не свою родную территорию. Свою он по каким-то причинам бросил!
Государство реципиент, народ реципиент кормит мигранта из собственной ГРАЖДАНСКОЙ ДЕЛИМОСТИ, при этом не получая никаких прав на его землю, на её территориальную извлекаемость.
Там, якобы, суверенное государство!
Государство, которое не может и не хочет само кормить своих граждан, которое перекидывает своих детей через забор – но при этом заявляет о своем сувер-р-ринитете – знаете, на что это похоже?
Если бы вся моя семья ходила столоваться к соседу, но при этом мы запрещали бы соседу заходить к нам в квартиру! Ты, соседушка, корми моих детей, но учти: я от тебя независим, и тебе не подчиняюсь!
НО! Тогда и корми своих детей сам! Чего ты их ко мне подсылаешь обедать?! Я на своих детей стол накрываю, из-за твоих оглоедов мои меньше порции получают!
Народ который не умеет себя прокормить и посылает своих граждан в другую страну, должен бы был не играть в суверенитет и независимость, а учиться, учиться и еще раз учиться!
Суверенность государства, из которого хлещет поток мигрантов – вызывает большие вопросы.
Почему я утверждаю, что миграция – это ввоз хаоса в страну?
Потому что за трудовой миграцией стоят нерешенные в чужой стране проблемы, которые втаскиваются в принимающую страну вместе с мигрантом. Это и бедность, и привычка к бесправию, и криминальность, и дикость нравов, и примитивизм образования, и т.п. С того момента, как трудовой мигрант пересек границу – эти проблемы свалены на чужие плечи!
Это как если бы я, вместо того, чтобы изыскивать средства кормить своих детей, посылал бы их по соседям в поисках обедов! Каждая семья, готовя ужин, рассчитывает на определенное количество персон.
И каждая страна, готовя экономику, рассчитывает на определенное количество граждан. Граждане не только обслуживают национальную экономику, но и ОБСЛУЖИВАЮТСЯ ею. Это и есть феномен ЭТНО-РЕНТЫ – инфраструктурной доплаты за труд согражданам.
По причине этой доплаты в каждой стране совершенно одинаковый труд стоит совершенно разных денег. Если делать ключи во Вьетнаме – этому одна цена. А если делать точно такие же ключи, на точно таком же оборудовании, из точно такого же металла, и т.п., но в Израиле, цена в десять раз больше!
Таким образом, этнорента производителя ключей в 10 раз больше, чем оплата его труда!
Причин такого состояния дел много, но если их все сложить вместе – мы поймем, что в Израиле территориальная извлекаемость во много раз выше! При столкновении двух миров происходит ВЫРАВНИВАНИЕ БАЛАНСА: оплата труда мигранта становится выше, чем у него на родине, но оплата труда гражданина принимающей страны – ниже.
Говоря понятным, обывательским языком, дешёвые мигранты портят нравы работодателей, делают их социально-безответственными. При этом мигрант на грязной работе не просто заменяет гражданина. Он заменяет нравы и стандарты в отношении к труду, делает ненужными капиталовложения, препятствует прогрессу!
Мы должны понимать неразделимость человека и его родной земли, как мы понимаем неразделимость ребенка и его родной семьи.
Нужно различать естественное, человеческое, гуманное сочувствие к чужому горю – и принудительное втаскивание чужого горя в собственную семью (Как это происходит ныне в Европе и США).
Если кто болен чумой или холерой – вовсе не обязательно из солидарности с ним заразиться той же болезнью. Мы можем помочь чужим детям – да, но только тогда, когда свои будут всем обеспечены и на своих никак не отразятся болячки чужих.