Окружной суд Хайфы принял сторону жены (נחמני נ נחמני 599/92). Добавим, что Рути утратила детородную функцию в следствие лечения от рака. Так что судье стоило сил не совсем уж прямым текстом называть Дани моральным уродом.

Дани подал апелляцию, и (возгласы удивления) 4 голосами против 1 она была ПРИНЯТА (נחמני נ נחמני 5587/93). Верховный суд постановил, что нельзя человека заставить стать родителем против воли. Рождение ребенка накладывает моральные и материальные обязательства, и страна не вправе их навязать.

Казалось бы, тут и сказочке конец, а наш суд самый молодец и не распускает сопли, но Рути подала прошение на повторное заседание (דיון נוסף). Это само по себе было нонсенсом и противоречило закону. Видите ли, апелляция рассматривалась расширенным составом из 5 судей, вместо обычных 3. Тем не менее, прошение было принято и собран консилиум 11 судей, которые признали, что право быть родителем важнее, чем право не быть родителем (2401/95 נחמני נ נחמני).

К тому моменту приличных выражений мало у кого осталось. А тут еще адвокат Дани показала класс и надоумила его подать иск в окружной суд, так как постановление верховного суда противоречит закону о суррогатном материнстве, который за это время успели провести (30131/96). По закону, суррогатное материнство требует согласия всех сторон. А он "проснулся и не хочет".

Разумеется, это тоже докатилось до верховного суда (833/95 עא ). Вы представляете, что там творилось в кулуарах? Короче, паре Нахмани (они же до сих пор не развелись) предложили договориться между собой по-хорошему (גישור). Они договорились: она получает яйцеклетки и дает ему развод; он освобождается от любых обязательств по отношению к ребенку. Да, любых. Как это согласуется с правом ребенка на алименты, спросите вы? А никак, ответит наш суд, ля-ля-ля, ля-ля-ля.

Насколько я знаю, несмотря ни на что Рути так и не смогла стать матерью. А то бы мы про иск ребенка услышали. Генетика там боевая была.

Тем не менее, дело это оказалось полезным: во-первых, принят закон о суррогатном материнстве, во-вторых, есть прецедент, на который можно ссылаться, если у какой-то другой пары возникнут подобные разногласия.

На мой взгляд это дело, как нельзя лучше демонстрирует, насколько абсурдны попытки решать все проблемы возникающие между людьми с помощью закона и суда.